Меченый
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

-Нет, это надо же! "Воссоединиться", говорит, хочу...

— Я ей воссоединюсь...

Рон тихонько усмехнулся в усы. Рэй начала пыхтеть с самого порога дома Каремы. В какой-то момент Роберт, тактично сославшись на неотложные дела, растворился в лесу, оставив друга на растерзание благоверной. Пожалуй, за все это время он не произнес и десятка слов, Рэй справлялась сама. Можно даже сказать, за двоих.

— Ты, ты видел, как она на тебя смотрела? А?

— А то! Как удав на кролика, — хохотнул Рон. — Рэй, не принимай все так близко в сердцу! — здесь, на свежем воздухе, недавнее происшествие казалось скорее фарсом. Впрочем, чего греха таить, реакция Рэй грела ему душу.

— А ты бы не принимал все близко к сердцу, если бы на твоем месте была бы я? — тихо спросила Рэй.

— Ну, не знаю... Может, и завелся бы. С другой стороны, ты подумай, ну что мы знаем об этих каматари? Да ничего, по сути. Может быть, она меня ребенка крестить в паре приглашает. Или шкаф передвинуть. Священный какой-нибудь, с лягушачьими лапками 1875 года сушения.

— Ты сама знаешь, что на почве недопонимания уже много пик сломано. Да что там, и войны, и убийства — все было...

— Знать-то знаю, но Тахома эта... Сразу видно, алчная злобная особа. Если для того, чтобы изучать камарати нужно будет общаться с ней, я лучше буду сидеть дома и заниматься хозяйством! Видеть ее больше не желаю!
— Ну так и не общайся! Может быть, удастся зазвать к нам Карему? И порасспрашивать как следует. С ней-то у тебя, вроде, все в порядке?
— С ней — да.
 

— Ладно, — Рэй перебралась через бревно и мягко спружинила в сугроб. Снег обхватил ее чуть ли не по пояс, — разберемся.

***

Пройдя большую часть пути до дома, Рон начал ощущать странное, необъяснимое волнение.

Что-то изменилось. Скрип снега под ногами, пение птиц, влажное дыхание, застывающее на морозе — вроде бы, все оставалось на своих местах. Правильных местах. Но что-то явно было не так. Только что?

Он оглянулся назад, но ничего тревожного или чуждого не заметил. Дорога, следы, солнце, снег...

— Знаешь, мне кажется, за нами кто-то идет, — взволновано прошептала Рэй. — Я прямо физически чувствую на себе чей-то взгляд.

— Взгляд? — удивленно переспросил Рон, пристально вглядываясь вперед. — Знаешь что, ты уж пожалуйста, не отходи от меня...

Его внимание привлек небольшой завал веток. Вот сама по себе, без ветра, качнулась одна ветка, другая.
— Там кто-то есть, — догадался Рон. — А ну выходи!

Лениво и нарочито, словно в ответ на его мысли, из кустов появился достаточно крупный, явно немолодой, а оттого еще более опасный, волк.

— Вот черт, — выругался про себя Рон, — только этого нам не хватало!

— Рэй, ты не бойся. Волки, как правило, не нападают на людей. А, если что, я с ним справлюсь. Главное, не делать резких движений.

— Хорошо, — Рэй неподвижно застыла за его плечом.

Волк тоже замер. Если бы поблизости оказался кто-то из каматари, он безошибочно узнал бы в нем Меченого, матерого хищника с долгой историей и кровавой репутацией. Впрочем, на людей он не нападал. Почти никогда. Тот человек, который оставил ему на лбу глубокую рану от удара кнута, практически сведшую волка в сумрачные поля, не в счет. Тогда, мечась в бреду, скуля от слабости и боли, он целое лето провел в душной берлоге, чтобы с появлением первого снега выйти на охоту...

Очень осторожно, косясь на волка, Рон поднял с земли толстую палку. Все-таки какое-никакое, а оружие. В глубине души он молился о двух вещах: чтобы не пришлось ее использовать, и, если вдруг придется, чтобы палка не оказалась трухлявой.

Волк какое-то время снисходительно смотрел на потуги Рона. Эти двуногие вызывали в нем интерес. Однако палка в руках самца явно не пришлась ему по вкусу.

Меченый приподнял верхнюю губу и глухо зарычал. Его бока давно уже украсились серебром. Он выжил, когда стая — его стая, один за другим — пала жертвой преследования каматари. О да, он мог постоять за себя.

Рон напрягся в ожидании броска.

Волк, буравя его взглядом, мягко заскользил по снегу, пытаясь зайти сбоку. Но вдруг он остановился и, словно в удивлении склонив набок голову, переметнул свой взгляд на Рэй. В отличие от слепых и глухих, этих убогих двуногих, Меченный отчетливо чувствовал саму изнанку бытия. И то, что он почуял, поймав взгляд девушки, заставило волка отступить и одним прыжком скрыться в тени бурелома.

— Пойдем отсюда! Скорее! — распорядился Рон и, пропуская Рэй вперед, потянул ее в сторону, противоположную той, куда направился волк.
Рэй тут же послушалась, но еще долго оборачивалась вслед.

***

 
 





Введите этот защитный код