Путевые заметки
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

Рэй уютно закуталась в шаль и сделала большой глоток чая. Слегка поморщившись от неожиданно обжигающего напитка, взяла ручку и придвинула к себе тетрадь.

Тетрадка была пустой, нетронутой, с четко выраженным книжным запахом. Рэй потратила несколько минут, выбирая ее в супермаркете канцтоваров. Было приятно трогать и гладить шершавую, под кожу, обложку. Она завела ее для того, чтобы писать о каматари. Но сегодня тетрадке предстояло выполнить немного другую функцию. Рэй собиралась изложить свои мысли и наблюдения скорее, пока эмоции и воспоминания еще не стерлись, и отослать их письмом профессору Мэйби. Конечно, она понимала, что письма едва ли опередят ее возвращение на "большую землю", но желание писать было велико, и Рэй решила не противиться ему.

Праздник Полной Луны закончился два дня назад, но Рэй до сих пор ощущала себя будто бы пьяной.
"Профессор, — написала она после обычного приветствия, — хотя наш с вами договор о супервизии по ходу дела сошел на нет, не могу не поделиться с вами своей находкой. Так вышло, что сейчас я нахожусь на севере и имею доступ к довольно интересной и самобытной этнической группе — каматари. (Интересно, слышали ли вы о них?) Сначала я думала, что они являются сохранной изолированной популяцией, но более близкое знакомство с ними показало, что это, увы, не так. Они охотно идут на контакт с близлежащим населением, но это, как ни странно, ничуть не вредит их культурной среде. Не скрою, я абсолютно очарована их жизнью…"

Рэй вкратце описала свое первое появление в доме Каремы. В ее изложении ситуация выглядела скорее комичной. Описывать возникшее в тот миг чувство неприязни к Тахоме она не стала, посчитав это слишком личным переживанием. Не попало в письмо и навязчивое преследование седого волка. Объяснить его с научной точки зрения Рэй не могла, а любое другое объяснение претило ей как профессионалу.

Вслед за описанием знакомства Рэй законспектировала дальнейшие события и перешла непосредственно к торжеству:
"Дом, в котором проходит праздник, жилым не является. В его постройке участвуют все мужчины племени. Это место сбора каматари. Здесь проходят совет, праздники, свадьбы. Оно принадлежит всем и никому. Например, дрова были принесены от каждого дома — по два, три, четыре полешка. Я видела, как одна беременная женщина притащила тонюсенькое бревнышко, практически стружку, и этот "запас" тоже был принят с благодарностью.

Карема, кажется, взяла на себя роль моего представителя. Пока каматари неспешно собирались, она знакомила меня с ними и, как мне кажется, намекала на то, что я желанный гость.

В основном пришли женщины, а из мужской части населения были только древний старичок, да еще тот охотник, что приходил несколько дней назад к Тахоме.
Молчаливый тогда — в этот раз он с удовольствием поговорил со мной, рассказав о жизни временного охотничьего лагеря. Каматари держат какое-то количество домашнего скота, но используют его в основном для субпродуктов: молока, яиц, шерсти. Запасы же мяса пополняют охотники. С середины осени до середины зимы они отсутствуют в деревне, занимаясь своим основным промыслом, а также копчением, засолкой, выделкой шкур и рыбалкой.

Я осторожно спросила его о больной руке, и каматари рассказал, что получил отметину, наткнувшись на медведя-шатуна. К счастью, соплеменники-охотники оказались рядом, но зверь успел располосовать ему руку. А потом рана загноилась, и ему пришлось вернуться в деревню. Охотник очень хвалил трокмэ, говорил, что опухоль спала, что он уже не ощущает боли и может вернуться в лагерь. По-моему, как-то преждевременно — все-таки такие раны заживают долго и неохотно и часто дают рецидивы.

Кстати, Роберт (друг Рона, который нас "сосватал" каматари) говорил, что в окрестностях нет никого крупнее кабанов и что звери не нападают на людей. Вот, пожалуйста, нападают-таки. Я задала этот вопрос охотнику, на что он просто пожал плечами и сказал, что это уже не земли каматари. Пра-логизм* в чистом виде."

***

Рэй перевела дух и потрясла уставшую от письма руку. Чай совершенно остыл, но суетиться и кипятить новый не хотелось. Перечитав последние несколько абзацев, Рэй хмыкнула и подумала, что ее письмо больше похоже на путевые заметки, чем на отчет. Тем не менее что-то менять, как-то ужиматься в описании каматари ей не хотелось, потому она продолжила.

r

"Отапливается помещение большой печкой, но в зале каматари устанавливают что-то в виде курительницы, переносного очага. В нем возжигаются разные травяные сборы. Судя по тому, что через какое-то время возникает легкое ощущение опьянения, в этих травах содержится что-то сродни каннабинолам**. Однако каматари считают это само собой разумеющимся, а на мой вопрос, не вреден ли такой дым беременным и детям, Карема очень удивленно уставилась на меня. Если удастся, попробую умыкнуть пучок, чтобы потом проанализировать состав.

Самое интересное началось, когда все каматари собрались. Некоторые принесли с собой барабаны, окарины, свистульки. Я так и не поняла, в какой момент это началось и кто отдал команду, но все они начали наигрывать. Травяной дым, и этот ритм, и Тахома, которая, вдруг начала танцевать в круге. Честно говоря, мне казалось, что я смотрю какое-то диковинное представление и не только смотрю, но и непостижимым образом принимаю в нем участие. Это сложно объяснить. Как будто бы не музыканты задавали ритм, а сама Тахома. Или все вместе, отзываясь на малейшие знаки, или мысли, или желания. Это было потрясающе красиво***.

К моему удивлению, на празднике присутствовала и мать девочки, которой трокмэ поставила тяжелый диагноз. Она пела и смеялась вместе со всеми, и когда я с удивлением спросила Карему, не стало ли ее дочке легче, та покачала головой, на мой немой вопрос ответив: "Это меньшее, что Юсури может для нее сделать".

Мне кажется, что я еще абсолютно не продвинулась в понимании устройства жизни каматари. Ясно, что все они подчиняются трокмэ, но при этом нельзя сказать, что Тахома — вождь племени или что-то в этом духе. Карема — неизменный источник информации — эту тему обходит стороной. Или объясняет так путано, что я теряюсь в дебрях того, что каматари считают само собой разумеющимся.

Я выяснила, что трокмэ может быть только женщина, и это должен быть только один человек. Особое значение они придают такому предмету как делпа. Это что-то вроде накидки Тахомы. Однажды я видела, как рядом с ней упал уголек. Тахома так подпрыгнула, будто бы он упал на ее собственный голый живот. Как я поняла, в плане символического значения это что-то в роде сульдэ**** у монголов, только передается от матери к дочери. Интересно, может ли следующая трокмэ не быть связанной родством с предыдущей?"

***

На крыльце послышалась возня, перешедшая в сени. Рэй с удивлением обнаружила, что за окном уже стемнело и вернулся Рон.
Он сбросил в сенях верхнюю одежду, тихо подошел к Рэй, обнял, спрятал в волосах заледеневшие руки.

— Рон! — Рэй потянулась к нему. — Я совсем тут счет времени потеряла!
— Тссс, — отмахнулся он, прижимаясь своей холодной щекой к ее, раскрасневшейся от жара печки.

Слегка отогревшись, Рон с любопытством заглянул за плечо девушки.
— А! Письмо Мэйби, — догадался он. — Значит завтра я смогу его отвезти?
Раз в две недели Рон отправлялся в город. Поэтому назавтра ему предстояла утренняя пробежка на лыжах, а потом встреча с местным егерем, который для этих целей одалживал ему лошадку и сани.

— Ага, — Рэй любовно погладила исписанные страницы. — Только это не отчет, а какой-то комок эмоций, фи, стыдно даже.

— Да ладно! Зато будет что потом анализировать. Теплыми весенними вечерами, ага! Хм, так значит ты находишь того охотника "молодым, красивым парнем"? — Рон насмешливо поднял бровь.
— Я всех каматари нахожу красивыми, тоже мне новость! — Рэй шлепнула его по руку. — Не читай!

— И не буду, — "обиделся" Рон. Рэй грозно сдвинула брови. Рон тоже. Какое-то время он сохранял серьезное выражение лица, а потом расхохотался.

— Ох, бука-бука, иди-ка сюда! — Рэй моментально устроилась у него на коленях. — Смотри, что я нашел сегодня!
В руки Рэй упал невзрачного вида камешек.
— Что это?
— Ну, пока что просто порода, но если ее как следует обработать, то, если я не ошибаюсь, получится сапфир.

— Ого!
— Вот тебе и "ого". Я опять же могу ошибаться, но, мне кажется, в шахте проходит жила.
— Вот это да! Рон! А мы можем оставить камень себе?
— Именно так я и собираюсь поступить. Более того, он твой — делай с ним что хочешь.

— О, спасибо! Обожаю сапфиры! Ни бриллианты, ни рубины, ни изумруды никаких чувств во мне не рождают. А вот эти синие камни нравятся безумно! У меня были серьги с сапфирами, но я где-то потеряла одну из них и очень переживала потом.

— И как же мне отблагодарить щедрого дарителя? — Рэй хитро посмотрела на Рона.
— Ну, у меня есть пара мыслей, пойдем я тебе их выскажу, — Рон на секунду "задумался". — А потом покормить, да, именно так!

***

Тахома подула на замерзшие пальцы. Место Предков всегда казалось ей самым холодным в долине. Тяжелые тучи нависли над горами.
"К ночи пойдет снег, и станет теплее," — подумала Тахома.
Однако ждать она не могла. Трокмэ нехотя скинула делпу. Леденистые пальцы ветра тут же впились в голую кожу.

Тахома медленно опустилась на колени, а потом и вовсе распласталась на снегу. Тепло уходило.
"Дар, — подумала Тахома. — Дар. Вам, предки".

Почувствовав, что совсем закоченела, Тахома встала и взялась за принесенное с собой ведро. Отошла подальше от спуска и зачерпнула чистого снега.

Опомнилась и торопливо накинула на себя делпу. Так и замерла.
"Надеюсь на вас, предки!"

Слегка отогревшись, она извлекла из карманов огневик-камень и склонилась к дровам. Выбитая искра сразу же подожгла принесенную из дома сухую бересту. Тахома решила, что это добрый знак. Под пристальным взглядом трокмэ костер начал разгораться.

***

* Логика в пра-логическом мышлении во многом отличается от той логики, к которой мы привыкли. При мышлении пра-логическом природные и социальные ситуации осознаются как процессы, идущие под покровительством или при противодействии незримых сил.

** Каннабинолы препараты из конопли, психостимуляторы.

*** Подобные медитации
довольно распространенное явление в индийских и индейских практиках.

**** Сульдэ
в мифологических представлениях монгольских народов одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила. Как правило, представляет собой древко-знамя, к которому привязаны гривы лошадей. После смерти воина его душа переселяется в знамя и служит оберегом потомкам.

Музыкальный фрагмент: Птица Тылобурдо, "Колесо".

 
 

Комментарии:

Aditya (17-11-2012 06:31)

Thanks for introducing a little rationality into this dteabe.
Anthonytonna (28-05-2020 18:07)

Всякий вор думает, что все тоже воруют.


-------
href=https://www.anal4us.com/tags/>https://www.anal4us.com/tags/ | https://www.anal4us.com/

Страницы: 1 






Введите этот защитный код