Распутье
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

— Тебе не холодно? Точно хорошо себя чувствуешь? — Рэй улыбнулась про себя — до того трогательной и милой была забота Рона.

— Подумай еще раз. Дорога дальняя, и если чувствуешь слабость, можем остаться еще на пару дней.

— Рон, все в порядке! Я в норме, правда! — Рэй ничуть не лукавила. Несмотря на то что она действительно ощущала упадок сил после болезни, предстоящая поездка, свежий воздух, размеренный ход лошади, скрип полозьев, сверкание снега — все это заставляло сердце Рэй сжаться в радостном предвкушении. Дом, с его вечным кругом дел, предметов и навязчивых, возвращающихся мыслей надоел ей смертельно. К тому же, очень хотелось как можно быстрее очутиться в безопасности своей квартирки.

— Не высовывайся из-под одеяла, когда поедете, — напутствовала Карема. Рэй показалось, что она хотела сказать еще что-то, но то ли засомневалась, то ли передумала.

— Рэй, послушай меня внимательно! Если ты вдруг почувствуешь, что что-то не так... — наконец решившись, начала было Карема. — Рэй, ты меня слушаешь?
Та, никак не отреагировав на вопрос каматари, пристально смотрела совершенно в другую сторону. 

Проследив за ее взглядом, Карема ахнула: на холме, как ни в чем не бывало, стояла Тахома.

"Великие Предки, о чем ты только думаешь, девочка моя!" — ахнула Карема.

— Вот как. Пришла значит. Что ж, прекрасно, — нехорошо сощурился Рон и двинулся на Тахому.

— Рон! Остановись, погоди, — непреклонным голосом произнесла Рэй.

— Ты разве забыл, Тахома — моя. Ты обещал.

— Я тебе ничего не обещал, — внес ясность Рон, — и у меня к ней вполне законный счет. Только мое уважение к Кареме позволяет мне думать, что…

Встревоженный всхрап лошади прервал его тираду.

На поляну, ничуть не чураясь собравшихся там людей, спокойно, даже как-то вальяжно вышел крупный седой волк.

Тахома, с лица которой моментально слетела маска пренебрежительного спокойствия, выглядела не менее удивленной, чем все остальные. Она мысленно потянулась к волку, но Меченый, обычно отзывающийся на ее зов, откровенно проигнорировал трокмэ.

Волк вышел на середину поляны и устало вздохнул. Он отчетливо чувствовал, как присутствующие здесь двуногие связаны странным образом переплетенными нитями Кунуата. И только его присутствие надежно удерживало непримиримые стороны от какого-либо неловкого действия или слова. Меченый чутко повел ушами и повернулся к Рэй.

Рэй тоже дернулась к нему, но Рон преградил ей дорогу.
— Ты что?! Стой спокойно! Не двигайся! 

— Рон, пусти, это же мой волк! Неужели ты не видишь?

Увернувшись от рук, пытающихся остановить и предостеречь, Рэй резко опустилась на колено и протянула руку к влажному, внимательному носу. Рон ахнул и навис рядом.

— Почему ты всегда приходишь ко мне, а? Я тебе нравлюсь? — с улыбкой сказала Рэй. Меченый с явным удовольствием ткнулся в ее раскрытую ладонь.

Напряженный и обескураженный выходкой Рэй, Рон во все глаза смотрел на волка. Больше всего ему хотелось пристрелить опасное животное, но такой возможности, увы, не было.
За его спиной нервно переступала с ноги на ногу обеспокоенная лошадь. 

Каматари тоже казались парализованными. Забывшись, Тахома нервно кусала губу, а Карема задумчиво хмурилась. 

"Боже мой, я глажу волка, настоящего волка, убийцу человека. Непостижимо!" — между тем, изумленно подумала Рэй.

Ее мысль словно разбила волшебство момента. Волк тут же отодвинулся от нее и оскалился. А затем, махнув на прощание хвостом, скрылся за кромкой леса.

Трокмэ проводила его долгим взглядом и, не говоря ни слова, повернулась чтобы тоже уйти.

— Тахома! — позвала Карема негромко.
Позади нее Рон с чувством отчитывал Рэй за своеволие, в красках описывая всю гамму неприятных ощущений, которые он только что пережил всвязи с ее эскападой. 

Однако трокмэ на зов матери не откликнулась, не остановилась, не ответила, — она просто шла и шла в ту же сторону, куда исчез волк. Края делпы волочились за ней по снегу, но Тахома, казалось, этого не замечала.

***

Разобравшись с Рэй, Рон с изумлением заметил, что Тахома уже успела скрыться. Впрочем, эта новость не сильно расстроила его. Видеть Тахому рядом с Рэй ему не хотелось категорически, а ярость, возникшая в момент ее появления, ушла и растратилась на другие чувства.

Больше всего сейчас Рону хотелось, как выразилась Рэй, "оставить все здесь", покинуть это место и раз и навсегда забыть о каматари, Тахоме и произошедших здесь событиях.
Сноровито запихав в сани их немногочисленные вещи, он помог Рэй удобно расположиться и укрыл ее одеялом, позаимствованным из дома Роберта.
Пора было трогаться. 

Попрощавшись с Каремой, и еще раз поблагодарив ее за помощь, Рэй закуталась в одеяло и в последний раз тепло улыбнулась хозяйке дома.
Приход Тахомы обходили вежливым молчанием.
Рон тронул поводья, и застоявшаяся лошадка охотно перешла на шаг, давая начало их пути домой.
— До свидания, Карема! — крикнула Рэй. — Береги себя!
Каматари в ответ принялась махать рукой. 

— Это ты береги себя, милая девочка, — пробормотала Карема, когда сани скрылись за поворотом. — Ты уж береги, — задумчиво добавила она.

***

 
 





Введите этот защитный код