Диспозиция
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

r

Зажатый между своими молчаливыми сопровождающими, Рашид откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза, желая насладиться хотя бы и условным, но одиночеством. За окном мелькали вечно спешащие машины, пестря яркими полосами под закрытыми веками.

"Когда я в следующий раз окажусь в городе?" мрачно подумал он, вслушиваясь в вечернюю хашорскую суету, проникающую в машину вместе с назойливым запахом акации…

Рашид любил возвращаться в Хашор. Хорошо устраиваться он умел практически в любом месте, но домом считал небольшую хибарку в Арабском квартале, служившую когда-то пристанищем им с Арни. Даже когда предприятие Германа стало приносить изрядные барыши, Рашид, исключительно по сентиментальным соображениям, отказался избавляться от дома, где прошло его детство, и исправно вносил ренту, хоть и появлялся там довольно редко. Арни добродушно посмеивался над придурью своего воспитанника, но вмешиваться не стал.

Резкое торможение машины вернуло его к действительности. Арни больше не посмеется над его причудами. Арни предал его, оставив на растерзание хашорскому правосудию. Рашид резко выдохнул и распрямился. Его конвоиры тут же напряглись и отзеркалили движение.
Без глупостей, предупредил один из них.

Никак, боишься? хмыкнул Рашид.
Мне бояться нечего, я по следствию не прохожу, отрезал тот.
Не зарекайся, боги этого не любят.
Конвоир не удостоил его ответом.

***

Небольшая комнатка, куда его доставили докучливые провожатые, напоминала обыкновенную офисную переговорную. Впрочем Рашид был готов поспорить на что угодно, что легкие жалюзи все-таки скрывают решетки на окнах.

Садитесь, немолодой араб указал ему на место напротив себя. Рашид сел. Один из его охранников расположился рядом. Второй замер у двери.

Хозяин кабинета задумчиво посмотрел на часы, как будто бы ждал кого-то, потом на Рашида, недовольно вздохнул и покачал головой.

Касим Аррабей, представился он наконец, глава Отдела по борьбе с организованной преступностью. Он коротко кивнул миловидной барышне, сидящей за отдельным столом, призывая ее начать печатать протокол.


 

"Однако!" изумился Рашид. Высокий ранг представителя закона не сулил ничего хорошего.

Ваше имя Рашид Акари?
Да.
Вам требуется переводчик?
Нет. Я прекрасно вас понимаю.
Хорошо, Касим придвинул к себе папку с документами, но не открыл ее, как было намеревался, а принялся внимательно рассматривать своего подопечного. Рашид ответил тем же.

На своем веку Касим повидал немало таких взглядов. Собственно, он и не помнил ни одного допроса, начинавшегося с иного. Впрочем, нет. Лет семь назад судили мужчину практически мальчишку, судили за убийство. Так тот все время неотрывно смотрел в пол. Тогда, вопреки убедительным доказательствам, у Касима родилось ничем не подтвержденное, но навязчивое ощущение, что парень невиновен. Сколько времени прошло, тот человек был давно уже мертв, но его образ все всплывал в памяти Касима, заставляя задуматься о том, как же велика человеческая гордыня, позволяющая принимать решения о судьбах других людей.

Вы понимаете, почему находитесь здесь? поймав себя на том, что взаимное разглядывание слишком уж затянулось, Касим приступил к основной процедуре.
Хотелось бы услышать вашу версию, ухмыльнулся Рашид.

Против вас выдвинут целый ряд обвинений, являющихся преступными действиями, согласно Хашорскому Кодексу: подлог, заключение заведомо незаконных сделок в составе организованной преступной группировки, незаконное хранение оружия, подделка документов и соучастие в покушении на убийство.

Я отказываюсь признавать эти обвинения, Рашида сильно удивило наличие в списке последнего пункта, расставшись с Рэй всего несколько часов назад, он был уверен, что подобного обвинения она не выдвинет. Это открытие принесло с собой горечь и разочарование.

"И здесь предательство".

Ваше право, пожал плечами Касим.

***

Дверь допросной протяжно скрипнула, и в комнату проскользнула элегантно одетая чернокожая женщина. Все взгляды моментально сместились на нее. Не обращая на это внимания, она тут же яро принялась за возникшее на ее пути препятствие в виде одного из конвоиров Рашида.

Пропустите, махнул рукой Касим. Мужчина философски пожал плечами и отодвинулся в сторону, позволяя ей демонстративно продефилировать к столу и занять место за плечом секретаря.

Касим, игнорируя вопрошающий взгляд Рашида, никак не представил новоприбывшую.

Возвращаясь к теме нашего разговора, правохранитель постучал по столешнице, привлекая внимание подозреваемого, согласно Кодексу, вам дается неделя на ознакомление с деталями выдвинутого против вас обвинения. Вы можете согласиться с ним и признать свою вину, либо разработать линию защиты и доказать свою невиновность. Если вам необходим юридический консультант*, он будет предоставлен от государства, или вы можете нанять специалиста самостоятельно. По истечении недельного срока по вашему делу будет назначен следователь. Вам все понятно?

Да, кивнул Рашид, но есть нюанс. Я не только не признаю своей вины. Я хочу выдвинуть иск против Германа Айтшера, Арнольда Акари и Виктора Мересьева по обвинению в организации и участии в ряде преступлений, а также шантаже и принуждению к преступным действиям.

Хм… Арнольд Акари это ваш брат? зачем-то уточнил Касим.
Да.
Что ж, и это ваше право. Составляйте иск.
   

Каба, дочка, неси-ка сюда протокол, обратился он к секретарю. Мы подпишем.

Правоохранитель не глядя расписался и передал бумаги Рашиду. Тот, напротив, внимательно изучил протокол, прежде чем поставить свою подпись.

Проводите господина Акари в камеру, распорядился Касим. Каба, протокол мне на стол. Наяма жду тебя в кабинете.
"И храни нас всех Господь," добавил он про себя.
   

***

Что творится, что творится на свете? пробормотал Касим, теребя в руках старые, истертые от частого прикасания четки. Брат идет против брата, друг против друга, мда. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою.

Нормальная рабочая ситуация, фыркнула Наяма, пропустив мимо ушей очередную проповедь. Нам только на руку.
Да, уж, на руку. Хм… молодой ведь еще парень, а уже жизнь загубил себе.
   

Это точно, — Наяма пересекла совместный с шефом кабинет и принялась рыться в шкафу. — Судя по тому, что я слышала, навскидку — лет 12. Впрочем, при хорошей стратегии защиты, может, и откатит на 9–10. Все зависит от работы следователя. Кому, кстати, ты этот подарочек подкинешь?

— Тебе, — ухмыльнулся Касим.

— Мне??? — Наяма резко выпрямилась. — А как же мое расследование? Касим, да ты шутишь! Только мне не смешно!

— Но-но, поспокойней. Мне и так уже намекают, что ты... эмм... твоя работа слишком... бесконтрольна. А нам ведь не нужны лишние нарекания, правда?

— Ты же прекрасно знаешь, что я не по своей воле сопровождала Кайла в Стамбул! Это не отпуск был!

— Ты это не мне скажи, милая, — вздохнул Касим. — Тебе еще предстоит узнать, каково сидеть в этом кресле. Чувствую себя угрем на сковородке… Так вот, иногда спрашиваешь себя: а ради чего все это? Смотришь-смотришь на людей: все одинаковые — преступники, жертвы… И мы — церберы... Судии, мда. "И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь". Евангелие от Матфея. Все одинаковые, Наяма, все дети Божьи.

Касим замолчал. Наяма сверлила его настороженным, вопрошающим взглядом.

— Тут вот еще что, — пояснил он, — дело Акари не такое простое, каким кажется на первый взгляд. Присутствует международная подоплека, значит в какой-то момент объявятся и их следователи. Поэтому я буду спокоен, если этим займешься ты.

— Ты отстраняешь меня от основного расследования? — Наяма задала вопрос ровным, безразличным тоном, но напряженная поза выдала ее с головой.
— Нет, — улыбнулся Касим, — просто добавляю тебе работы.
   

— Ты шеф, — Наяма усилием воли не дала внутреннему сарказму пролиться в голос. — Значит придется заняться еще и этим делом.

— Хорошо, — кивнул Касим. — Ты, Наяма, не кривись. Тебе это расследование — дополнительный бонус к грядущему повышению, уж поверь мне. И еще. Помни о двояком статусе нашего подозреваемого. Как обвиняемый он может лгать, как ему заблагорассудится, но как свидетель обвинения должен говорить правду. Улавливаешь нюанс?

— Разумеется, — она презрительно поджала губы.

— Вот и отлично. Приступай к работе. А я, с твоего позволения, откланяюсь пораньше. Сегодня у внучки день рождения — два года уже человечку. Как же годы летят… — Касим удивленно покачал головой и начал собираться домой.

***

Наяма подождала, пока шеф уйдет, неторопливо, даже как-то заторможенно сделала себе кофе и с удобством разместилась за столом Касима.
"Грядущее повышение, хм".
   

Она скинула туфли и блаженно вытянула гудящие ноги. Папка с материалами лежала точно посередине стола. Наяма некоторое время бесцельно смотрела на нее, а потом отодвинула к краю, низвергнув, таким образом, до уровня черновиков, вечно разбросанных на столе шефа.
"Кем бы ты ни был, Акари, зря ты вклинился в мое расследование".
   

Ветер, разыгравшийся снаружи, распахнул форточку, встряхнул жалюзи и разметал канцелярскую мелочевку по ее рабочему месту. Погруженная в мысли о будущих перестройках в ее отделе, Наяма этого даже не заметила.

***

* Исторически сложилось, что Хашор не имеет института адвокатской защиты.


Музыкальный фрагмент: Машина Времени, "Ты или я".

 
 

Комментарии:

Bengal (14-05-2012 08:55)

Your answer lifts the intelligence of the daebte.
HerKneend (13-05-2022 15:54)

Qofoiy CT scan and MRI are alternatives. https://newfasttadalafil.com/ - legit cialis online Sbywgz Infections of the liver and biliary system. href=https://newfasttadalafil.com/>Cialis Iqepau Olklya Comparativa Cialis Viagra Levitra https://newfasttadalafil.com/ - cialis online reviews Udwfgq Propecia Mental Side Effects Peyronie'S Disease

Страницы: 1 






Введите этот защитный код