Линия защиты
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

Взрыв хохота, грянувший из кабинета, испугал ее и заставил вжаться в стену. Тут же устыдившись своей реакции, Наяма расправила плечи, несколько раз вдохнула и выдохнула, приводя себя в порядок.

Нет, ты только посмотри, из-за двери донесся заливистый смех Адиля. Наяма поморщилась. Коллега всегда казался ей никчемным чистоплюем. К тому же, он пребывал в уверенности, что является чертовски привлекательным, и в его речи нет-нет да и проскальзывало этакое недостойное мужчины самолюбование.

Преступный умысел, ха-ха, ты это зацени! вторил ему Фируз.
"Еще один любимчик судьбы".
Будучи юридическим консультантом, Фируз никогда не оказывался на передовой, верша свои дела в чистых прохладных кабинетах. Таким, как он, не проходилось рисковать своей жизнью, жариться на солнце и не спать ночами, поджидая нужного человека.

Мужчинам вторили женские голоса. Наяма опознала заразительный смех Ясмин, хохот Ньях и деликатное покашливание Катарины.

"Что у них там происходит? Шеф совещание, что ли, собрал? Почему тогда я не в курсе?" Наяма сердито толкнула дверь кабинета. От терзавшего ее накануне страха не осталось и следа.

***

Адиль фривольно расположился на ее рабочем столе. Остальные, словно стайка любопытных птиц, окружили его, смеясь, дурачась и передавая друг другу какие-то листы.
Это последний, Каба вручила ему еще одну бумажку.

Подписка о невыезде, продекламировал он, разворачивая ее к зрителям.
Сквозь их сомкнутые плечи, Наяма рассмотрела только то, что веселье коллег вызвано какими-то картинками.

О! Наша королева заявилась! Падайте ниц, братья и сестры! Адиль отвесил ей шутливый поклон.  

Вот почему от тебя всегда так много шума, а толку никакого? огрызнулась Наяма.

Адиль усмехнулся, но со стола все же слез, пропуская Наяму за ее рабочее место.
Могу я поинтересоваться, чем вызвано такое веселье? тонкая бровь скептически изогнулась в вопросе.

А ты еще не видела? изумилась Ньях. Каба, покажи ей скорее!
Все еще смеясь, девушка забрала из рук правоохранителей слегка помятые листочки и положила перед Наямой.

Защитная линия Рашида Акари, прочла она на первой странице. Коллеги снова сгрудились у стола, ухмыляясь и ожидая ее реакции. Наяма перевернула страницу.

Вместо привычного, ожидаемого теста она обнаружила выполненный карандашом рисунок. Посередине листа стоял кругленький большеголовый человечек, прижавший кулачки к лицу. Стилизованные слезинки разлетались от его глаз в разные стороны. 
Снизу значилась подпись: "Я, Рашид Акари, признаю свою вину".
Наяма припомнила, что такой стиль рисования характерен для новой и популярной нынче молодежной блажи манги.

Рашид оказался хорошим мангакой* личико-облачко человечка украшали борода и усы, придающие ему комическое сходство с автором.

"Но утверждаю, что преступного умысла не было во мне".
На следующей картинке "Рашид" вовсю демонстрировал свои "белость и пушистость".

"Зато была глупость и гордость. ПС: А кто тут не грешен?".
Рисованый человечек, скрестив руки, хитро поглядывал на Наяму.

Ясмин, повиснув на Адиле, захихикала и протянула:
Правда, он прелесть? 

Что это??? Наяма оторвалась от листов и изумленно посмотрела на коллег.
Это мне передали для тебя, от Акари, пояснила Каба.
Ты, читай-читай, самое интересное впереди! Посоветовал Фируз.

"А еще я хотел помочь брату".
Карикатурный "Рашид" в ползунках волочил за собой детскую лопатку, держась за руку явно взрослого человека, от которого на листе уместились только ноги да кисть.

"И мировой науке".
Тот же малыш с энтузиазмом клепал куличики в виде египетских пирамид.

"Настоящий злодей в нашей истории Герман".
Маленький человечек, стоящий на вершине зловещей черной башни с воздетыми руками, был лаконично подписан по стрелочке: "Герман".

"Ай-Ай-Ай!"
Глядя на эту картинку, Наяма все-таки не смогла не рассмеяться.
Фигура, шлепающая по пятой точке "злодея-Германа", донельзя напоминала Касима.

"А Мересьев и вовсе убийца. К тому же, сумасшедший, ай, бедная его мать, бедный отец. Какой позор!"
Здесь картинки не было. Наяма даже перевернула лист в ее поисках.

А я не сразу догадалась! прокомментировала ее действия Ньях.

Ну, ты же у нас не следователь, не упустил возможности подколоть ее Адиль.

На обратной стороне было что-то написано маленькими буковками. Наяма поднесла листок поближе к глазам и прочла:
"Даже рисовать ничего не буду, такой позор, вах!"

"Хорошо, что Рашид не имеет к этому никакого отношения!" 
Анимешный человечек утер пот со лба.

"И за это его, конечно же, отпустят до суда под подписку о невыезде."
Здесь он и человек в форме перетягивали огромную по сравнению с ними бумажку, на которой значилось "подписка о невыезде".
 

Ну, если это теперь называется линией защиты… Наяма покачала головой.

Да брось! скривился Фируз. Ты просто редкостная зануда! Человек, так сказать, креативно подошел к вопросу, а ты сразу осуждать! Кстати, если ему понадобится юридический консультант, ты знаешь кого пригласить, верно? 

Правильно! А если тебе это дело не нужно, я с удовольствием займу твое место, поддакнул Адиль. Международные разбирательства, конечно, то еще удовольствие, но хоть посмеюсь вволю.

Вот-вот! кивнул Фируз.
   

Идиоты, Наяма пристально посмотрела на обоих. Вы что, не понимаете, что таким образом он пытается расположить вас к себе? У меня на него два иска лежат, из разных стран, и один из них, между прочим, обвиняет его как минимум в соучастии в убийстве. 

Наяма, Адиль возвел очи горе, ты, как всегда, преувеличиваешь.
Зато ты приуменьшаешь.
   

Касим, Касим идет! Ясмин подбежала к ним и замахала руками, призывая поторопиться. Давайте, давайте скорее!

Коллеги тут же выстроились в линеечку и шумно поприветствовали шефа, входящего в кабинет.

***

Тааак, это что тут у нас такое? удивился Касим. А, молодая гвардия? Что задумали?
Обычно предпочитающий аляповатые рубашки и майки, сегодня шеф был одет довольно строго. 

Глубокоуважаемый Касим, Фируз со всеобщего одобрения взял слово, мы уже много лет знаем вас как мудрого, опытного и рассудительного начальника! Можете верить, можете нет, но даже за глаза, иначе как по имени вас никто не называет. Многих из нас вы взрастили со школьной скамьи, а те, кому не посчастливилось сразу же попасть в ваши руки, имели возможность в сравнении понять, как мудро вы управляете вверенным вам участком. И сегодня в день, когда вам была вручена правительственная награда мы просто не можем стоять в стороне! Примите наш скромный дар, умоляем вас!

Катарина при этих словах протянула Касиму ножны.
И пусть преступники, осмелившиеся посягнуть на Хашорский Кодекс, знают, что на страже порядка стоит Касим Аррабей! Ура! выкрикнул Фируз. Остальные зааплодировали. 

Касим удивленно крякнул, но подарок взял.

Ну зачем вы… Каба, ну что же ты… он выглядел одновременно и польщенным, и смущенным донельзя.

Выньте его из ножен, попросила Ньях.

Касим осторожно высвободил клинок. Прямой, двухлезвийный, он был от пяты украшен орнаментом и дарственной надписью.

Какая красота! Каба выразила общее мнение. Еще раз поздравляем вас, Касим.
Спасибо, спасибо, мои дорогие, — прошептал старик. 

***

Наяма, в последний момент присосединившаяся к коллегам, вздохнула с облегчением, лишь когда шумная компания покинула их кабинет, разбредаясь по своим коморкам.
— Касим, я… Я забыла, мне так жаль! — честно призналась она. 

— Наяма, ну о чем ты говоришь! — изумился он. — Да что же я за славой, что ли, гонюсь? Думаешь, я на эту награду напрашивался? Подумаешь, бумажку дали, медаль... Разве это что-то меняет? Вот и нечего тут представление устраивать, я так считаю. Ну, что с них взять, молодежь! Но ты-то — взрослая женщина! Извиняешься вот… За что?

— Помнится, я всего лишь озвучила свои эмоции, извинений не прозвучало. Прошу не трактовать мои слова, — улыбнулась Наяма.

— Следователь! — хохотнул Касим. 

— Да, следователь… — улыбка тут же сползла с ее лица.
— Наяма, что случилось? — чуткий Касим мгновенно заметил перемену настроения своей помощницы. 

— Муслим пропал, — тихо сказала она. — Он уже неделю не появлялся ни дома, ни у матери. Сегодня мне звонила его жена. Она плакала в трубку. Думаю, мы больше его не увидим. Кайл… бросил вчера что-то насчет докучливого шпика. Я попытаюсь что-либо выяснить, но позже. Мы поспорили с Кайлом, он демонстративно дуется на меня.

На лбу Касима пролегла глубокая складка. Он молча ждал продолжения.

— Если его убили просто за то, что он приблизился к Кайлу, то что он сделает со мной, если узнает? А, Касим? Мне страшно…

— Наяма, дочка, я все понимаю, — он встал из-за стола. — Мы все ходим по краю, все испытываем страх. За себя, за свою семью. Если ты хочешь выйти сейчас…

— И обесценить все то, что я уже сделала?! Нет, Касим, этого я допустить не могу.

— Вот как? Твое упорство всегда восхищало меня, дочка. Расскажи мне, что ты узнала в Стамбуле, — он мягко улыбнулся, стимулируя Наяму на разговор, в котором она так нуждалась сейчас.

"Бедняга Муслим… Мир праху. Нужно будет сказать ребятам прочесать портовую часть, чует мое сердце — там мы его и найдем," — подумал Касим, вслушиваясь в четкие, короткие, словно выдержки из рапорта, фразы, которыми Наяма описывала совместную с Кайлом поездку.

За окном раздавались звуки вполне мирной жизни, которой не было абсолютно никакого дела ни до страхов Наямы Джаме, ни до надежд Рашида Акари.

***

* Мангака (яп.) человек, который рисует комиксы. Вне Японии это слово обычно используется в значении "художник, рисующий мангу".

Автор рисунков: Емельянова Мария.

 
 

Комментарии:

Cristian (14-05-2012 04:40)

At last! Someone with real exepritse gives us the answer. Thanks!

Страницы: 1 






Введите этот защитный код