Гости дома Кайла. Ч3
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

r
Адель, заприметив внизу Рашида, тихонько застыла на ступеньке.

С тех пор, как Кайл приказал впускать его в дом, он неоднократно появлялся в особняке, но возможности поговорить наедине не представилось ни разу. Даже в истории с ядовитым букетом он лишь сопроводил ее до ванной, передав в надежные руки горничной.  Краем уха она слышала, что Акари закреплен за Каро, и тот ведет с ним обстоятельные беседы на предмет особенностей хашорского рынка валюты.

Надушенный шарф, соскользнув с ловкой руки, спланировал вниз.

-О! – возмутилась Адель, - Рашид, ты не  будешь так любезен?..

Акари посмотрел на нее, подцепил потерю и поднялся на лестницу.

-Не стоит разбрасываться такими вещами, госпожа. Ведь далеко не каждый захочет расстаться с подобным…ммм…трофеем.

-Мы же вроде бы договорились обходиться без формальностей, - кокетливо произнесла она.

-Скажем так, я настолько впечатлен размахом деятельности твоего достопочтимого брата, что вот так запросто отбросить формальности мешает мне банальное чувство самосохранения.

-Хм, а чувство самосохранения, случайно, не стыкуется с твоими клептоманскими  наклонностями?

-Туше*, - улыбнулся Рашид, - однако я еще поторгуюсь за трофей.

Адель, ответной улыбкой дала понять, что не имеет ничего против подобного аукциона.

***

-Так ты восхищен размахом моего брата?

-О да, - абсолютно искренне ответил Рашид.

***

Каро не был с ним откровенен. Последнюю неделю он знакомил своего новоявленного ученика с теми перипетиями, через которые проходили валютные потоки Хашора. Сомалийский шиллинг, привлекательный по курсу, но нетвердый по факту, просто напрашивался на формирование черного рынка.

Предполагалась, что Акари может систематизировать поступающую из разных источников информацию, и объединить ее в единую электронную сеть. Однако ему казалось, что Каро абсолютно не заинтересован в успехе подобной акции, и, более того, противился бы ей до самого конца, если только мог.

Но даже этот скупой поток знаний, перепадающий от особо приближенного к патриарху лица, позволял оценить смелость и размах предприятий Кайла.

Поэтому своим ответом Рашид ничуть не покривил душой.

***

-Это хорошо. Ведь те, кто верно следует за моим братом, быстро добиваются денег. И власти. И всего, чего только захотят. Те же, кто следует за мной… - Адель выдержала эффектную паузу, - как правило, тоже. И даже еще быстрее.

-Власть… Деньги... И весь мир придачу. Как заманчиво… Кстати, а ты не хочешь узнать, что стало с твоим бывшим поклонником? – как бы невзначай поинтересовался Акари, - Жулем, или как там его?

-Николасом, - жестко поправила Адель, - нет, не желаю. Он получил по заслугам.

«Ну конечно. По заслугам. Без суда и следствия. Быстро и тихо. Или наоборот. В зависимости от настроения. Безжалостная дрянь!»

-Да, поделом, - сказал он вслух.

- Видишь ли, Рашид, у монеты всегда две стороны. Верность должна быть поощрена, а вот предательство влечет за собой наказание. Особенно, когда это касается семьи Олдербардов. Мы слишком на виду, чтобы позволить себе быть мягкими. Чтобы прощать. Кайл давно уже стал символом побережья. Но тебе нечего опасаться. Разговоров о твоем долге больше не будет. Теперь ты с нами, и вправе рассчитывать на помощь и защиту…семьи. И я крайне довольна тем, что первой заметила тебя. Еще там, в ресторане.

-Я тоже не мог отвести от тебя взгляд, прекрасная госпожа,  - Акари галантно поклонился, - по-моему, со мной должны согласиться все зрячие мужчины моложе восьмидесяти…

Она мелодично рассмеялась и словно ласковая кошка потерлась о его плечо, - пойдем! Сейчас слишком поздно, чтобы показывать обещанный мною розарий. Но самое время посмотреть на спальню. Уверена, тебе понравится эта добротная итальянская  мебель. Массивный полог кровати, изысканная простота линий. И шелковые простыни…

- Нет, Адель, не надо, не искушай меня, - покачал головой Рашид.

-Нет? – изумилась женщина, - то есть как нет?

-Ты не понимаешь... Разве ты не видишь, как зыбко мое положение? Я новичок, еще не заслуживший доверия твоего брата. Док и Каро смотрят на меня подозрительно, и их подозрительность иной раз хуже открытой вражды. Я откровенен с тобой, Адель. Хочу ли я подняться за тобой сейчас? Да! Я же не каменный… Но как на это посмотрят все эти люди? Что скажут? Что через твою постель я стремлюсь получить большее влияние на Кайла, отодвинуть его давнишних соратников. Они скажут, что я расчетливо использую тебя для своих целей. Разве не так они подумают?   Скажи Адель, разве не так?

-Мне абсолютно безразлично, что подумает Док или Каро, - отмахнулась она.

-А мне нет. Потому что я хочу быть здесь равным. Быть равным им и тебе, чтобы не стать ненароком безымянной игрушкой, участь которой ничуть не волнует тебя, моя дорогая. Я хочу заслужить уважение Кайла своими делами.

-На это могут уйти годы, знаешь ли, - обиженно протянула она. Будучи сестрой своего брата, она привыкла получать все и сразу. Но лавирование Рашида настолько выбивалось из обычной колеи поведения окружавших ее людей, что вызывало, как ни странно, не раздражение, а какое-то болезненное любопытство.

Акари вздохнул, и, поднявшись на пару ступенек, обнял ее. Адель почувствовала, как он тихо целует ее макушку, волосы.

- Бедная моя девочка, бедная маленькая девочка. Конечно же, тебе не хочется ждать. Как же тебе, наверное, одиноко в этом доме. Вечные встречи на благо дела, эти важные партнеры и просто те, кому нужно пустить пыль в глаза. И твой брат, постоянно занятый в круге своих дел…

-Да, - прошептала Адель, - примерно так оно и есть.

Удивительное дело, она редко вызывала сочувствие. Зависть, страх, поклонение, - все это было ей знакомо. Однако никто не удосуживался увидеть хоть тень несвободы в ее нынешней жизни, щедро заполненной событиями, участницей которых она далеко не  всегда хотела бы быть.

-И все бы хорошо, все ведь было хорошо, ну, как минимум сносно, пока не  появилась она, ведь так, моя дорогая?

-Наяма! -  Желчно выплюнула Адель.

-Наяма. – согласился Рашид. Через ткань платья его руки ощущались двумя источниками живого тепла, - она совсем забрала его. Кайла. Ее влияние растет с каждым днем. И ты чувствуешь это.

-Пройдет еще немного времени, и ты перестанешь быть хозяйкой в своем собственном доме, - добавил он, - так не потому ли ты так нетерпелива, душа моя?

Адель промолчала, из чего он сделал вывод, что попал в точку.

-Но мы не станем торопиться. Это не к чему, - Рашид переместился так, чтобы оказаться лицом к лицу с сестрой Кайла, - ведь в ожидании есть особая прелесть.

-Я не хочу ждать. Не хочу…

-Адель, я клянусь тебе, будь ты простой хашорской девушкой, кем угодно, а не госпожой Олдербард, я бы не посмотрел ни на кого! Я бы тут же увез тебя в свой дом. Не медля ни секунды. Но все это не для тебя. Нет, моя милая.  Мужчина, который возьмет на себя заботу о тебе, должен предложить тебе все самое лучшее.

«Если она сейчас скажет, что все это не имеет значения, если скажет, что просто хочет быть со мной, и будь что будет. Что ты тогда будешь делать, что?»

-Каро рассказывал о твоем доме, - протянула Адель,- неужели он правда в Арабском квартале?

-Да.

-Рашид, но это же ужасно! Я слышала, что воду там дают по часам, а в домах водятся крысы, и даже иногда заползают змеи. Тебе, определенно, стоит избавиться от такого имущества.

«Воду по часам. Интересно, а что бы ты сказала о Западном квартале, где картонные лачуги жмутся друг к другу как испуганные дети?» – раздражение и обида подняли голову и недовольно зашевелились внутри.

***

В Западном квартале Рашид прожил больше года. Это был самый первый год его вынужденных скитаний по Хашору. Здесь его приняли, привели в чувство, дали какую-никакую крышу над головой. Среди условных картонных стен, пропускающих каждый вздох их обитателей, его научили жить на улицах города, не слишком заботиться о завтрашнем дне, говорить «мактуб» и верить в силу своих рук.

После тесноты и убогости самодельного жилища,  дом Арни показался ему дворцом. Комната, своя, личная комната, впятеро превосходящая прошлое обиталище, гарантированные завтрак, обед и ужин, вода, которая льется из крана… Его восторгу не было предела. Все это до того напоминало ту, прошлую беззаботную жизнь, не вспоминать о которой его также научили в Западном квартале…

***

-Не думаю, что когда-нибудь продам этот дом. Я дорожу им…ммм…по сентиментальным соображениям.

- Да? Ну прости, если задела. Я не хотела, - Адель игриво провела ладонью по его плечу.

-Я понимаю, конечно же, ты не хотела меня обидеть, моя кошечка.

От этих слов Адель дернулась и резко отстранилась от него.

«Осел! Так же Кайл зовет Наяму», - спохватился Акари и решительно шагнул вперед.

Стоя на лестнице, они долго целовались в тишине погруженного в полумрак зала. Заглядывая в глаза Адели, Рашид видел в них отблески торжества, и надеялся, что его визави не поймает нотку холодности и отчуждения, что укрылась в его собственных зрачках. А между тем, тело, истосковавшееся по женской ласке, выражало категорическое несогласие с его моральным воздержанием. Несогласие, подавление которого было относительно новым опытом  для Акари.

-Лучше мне уйти сейчас. Пожалуйста, пойми меня, - попросил Рашид, отстраняясь.

-Я понимаю, - солгала Адель.

***

И все-таки он ушел.

Она ошарашено покачала головой. Ушел. От нее. От нее еще никто не уходил.

«Неужели только из-за того, что боялись Кайла? А что, если правда?»

От жалости к себе Адель заплакала. Тихие, приглушенные всхлипывания разбудили в ней какую-то аморфную, неясную обиду на себя, брата, Рашида, и вообще целый свет.

***

Олдербард прошел мимо охраны и осторожно прикрыл за собой входную дверь. Судя по темным окнам, домочадцы уже давно спали.

В отблеске садовых фонарей его взгляду представился неясный силуэт, распластанный на полу. Кайл чертыхнулся, неслышно скользнул к стене и вытащил пистолет.

«О Боже, нет!» - приглядевшись, он узнал свою сестру.

Все его страхи телетайпной лентой пронеслись в мозгу. Он пришли за ним. Его предали. Убили Адель. Его младшую сестренку, его сердце.

Прислонившись к стене, он яростно закрутил головой в поисках убийцы.

Но в зале никого не было.

Кайл рубанул по выключателю и, не выпуская из рук оружия, громко позвал охрану.

***

Шум и вспышка света бесцеремонно вырвали Адель из липких грез о собственном несчастье. Она подняла голову и часто заморгала.

-Ада, ты в порядке? Ты не ранена? – Кайл с перекошенным от страха лицом навис над ней.

-Нет… А что такое? В доме чужой?

-Не знаю, - процедил Кайл и кивнул одному из охранников. Тот тут же достал рацию и пролаял туда несколько коротких приказов.

-Вам лучше уйти отсюда, - второй охранник настойчиво потянул  Олдербарда за рукав.

-Кайл, что происходит? – испуганно  спросила Адель.

-Не знаю. Я зашел домой, увидел тебя. В этой позе! Черт тебя раздери, Ада, я думал, что потерял тебя!  Ты точно в порядке? Ты плакала? Кто тебя обидел?

- Да никто меня не обидел, - раздраженно бросила она, - никого тут нет, уймись, пожалуйста. По крайней мере, уже полчаса как. Я просто расстроилась! Кайл, перестань так сжимать мне руку, мне больно!

-Пройдите в библиотеку, - настойчиво повторил охранник.

-Да тут нет никого, идиот! Я же говорю! – вспыхнула Адель.

Кайл внимательно посмотрел ей в глаза, и раздраженно отмахнулся от охраны.

-Идите. Ложная тревога.

***

-Ты так и не сказала мне, почему плакала?

Адель упрямо сжала губы и замотала головой.

-Как это понимать? Не скажешь?

-Не скажу…

-Ада, давай не будем играть в угадайки. Если тебя кто-то обидел, он за это поплатиться. Я прикажу Доку…

-Доку? Доку? Кайл! Как же так вышло, что ты так запросто готов передать меня своему подлипале? Ведь это же я. Я! Когда ты в последний раз разговаривал со мной? Вот так, по душам? Да ты даже не знаешь, что меня волнует!

-Давай оставим эти детские капризы, - поморщился Одлдербард, -  и не ори, разбудишь наших гостей.

-Гостей? – губы Адели мелко затряслись, - гостей разбужу…- она уронила голову на руки и громко всхлипнула.

Олдербард растерялся. Он совершенно не выносил ее слез. Эти слезы будили в нем крайне неуместные для патриарха хашорского побережья воспоминания о таких непростых годах, когда он, двадцати двухлетний эмигрант из Дании, без права возвращения на родину, вгрызался в эту землю, расчищая себе дорогу к власти всеми известными способами.

-Ада? – Кайл присел рядом с ней и заговорил мягким, располагающим голосом, - Ада, скажи мне, что случилось?

-Ты меня совсем не любишь! – неразборчиво пробормотала она, - нисколечки.

-Глупость какая. А кого же мне еще любить, как не свою сестру?

- Наяму! Вот ее ты любишь абсолютно точно! – Адель резко выпрямилась и обвинительно ткнула его пальцем в грудь, - все ей! Все твое внимание, все улыбки, подарки, все Наяме!

-Ну знаешь… - развел руками Олдербард, - что же мне так и оставаться нянькой при тебе?

-Вот видишь! Видишь? Мне даже слово нельзя сказать!

-Ада, ты преувеличиваешь.

-Да, я преувеличиваю, - покорно повторила она и снова уронила голову на руки.
 

 Слушая ее всхлипы, Кайл чувствовал себя полным идиотом. Чего она хотела от него сейчас? Наверное, раньше он бы знал, что сказать, чтобы успокоить ее… 

-Ада, послушай, я понимаю, что ты, возможно, чувствуешь себя одинокой последнее время, но пойми, я крайне занят. То, что я делаю сейчас, обеспечит нам покой и достаток до самой старости, поверь мне. Ада, ну перестань! Пожалуйста, перестань! А хочешь, мы уедем в охотничий домик. Как раньше? На пару дней… Помнишь, как замечательно мы проводили там время? Как ты училась стрелять? Помнишь свою лошадь? Азейрбак? Наверняка она соскучилась по тебе… Как раз я хотел показать домик Стаффану.

«Ну конечно, предложи ей красивую погремушку, авось отвлечется», - желчно подумала Адель.

-Покатаемся вволю, постреляем, - идея все больше начинала нравится Кайлу, - посидим у воды, ты, я, Наяма…

-Никакой Наямы! – взвизгнула Адель.

Олдербард запнулся.

-Ну, хорошо, - выдавил он, - в этот раз Наяму не возьмем, но швед и грек поедут обязательно.

-И Акари!

-Акари? Он-то тут причем?

-Просто я так хочу. Не надо обманывать меня, братец. Ты все равно будешь обхаживать шведа, а от слюнявых ухаживаний Зорбоса меня тошнит, - она инстинктивно почесала щеку, ставшую жертвой злополучного букета, -  Каро и Док, которых ты, почему-то не посчитал, сидят у меня в печенках. Поэтому я хочу, чтобы в нашей компании был хоть кто-то, с кем я могу поговорить. Хоть одно новое лицо.

-Хорошо, - Кайл уступил не торгуясь. Тот факт, что Адель столь быстро сменила гнев на милость, убедил его в правильности выбранного в качестве отвлекающего маневра варианте, и он обрадовался столь простому решению вопроса. В конце концов, женщинам нужно иногда уступать. Хотя бы ради разнообразия, - ну теперь-то ты довольна?

Адель в последний раз хлюпнула носом и уткнулась ему в плечо.

-А еще пообещай, что поедешь со мной на лошадях к ущелью. И без этого противного Стаффана.

-Обещаю, - сказал Олдербард, - Адель, какое ты еще по сути дитя…

-Угу, - кивнула та.

И только в отражении оконного стекла застыла ее торжествующая улыбка.

***  

 

* Туше, -  В фехтовании - укол, нанесенный в соответствии с правилами. Имеет переносное значение «вы меня поймали».


Прекрасная Маргарет, Анадель, как вы понимаете, кукольным гостям моего дома частенько приходится делиться тем, что они имеют. За что вам большое спасибо )) 


Музыкальный фрагмент: Аквариум: «Я-змея» и «Когда я кончу все, что связано...». 

 

 
 





Введите этот защитный код