Охотничий домик. Ч2
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

-Вот здесь мы жили какое-то время, - тоном заправского экскурсовода пояснила Адель, - потом, когда брат твердо встал на ноги, он купил наш особняк на побережье.

-Очень мило, Адель. Тебе нравится этот дом?  Все-таки отсюда не видно океана, и горы нависают так низко…

-Да, здесь мне нравится значительно больше, чем там, - призналась она, - наверное, это из-за воспоминаний. Тут мне было хорошо и спокойно долгое время. Безмятежно. Понимаешь?

-Да, - кивнул Рашид. 

  -Надо же, камин, - ступив на опасную почву, он поспешил перевести разговор в другое русло, -  камин в Хашоре, с ума сойти. Труба, поди, забита?

 -Сейчас, наверное, да. Но я помню зиму, в которую мы, и правда, несколько раз затапливали его, причем не ради баловства, но тепла. Дай-ка сообразить… Это было лет семь назад. Но все это не важно. А важно другое. Важно, что наконец-то мы остались одни… - глухо произнесла Адель.

-Меня это тоже радует, моя милая, - с улыбкой ответил Рашид. Внутри же его состояние было далеко от безмятежного.  Повиснув на его руке, Ада ловко утащила его сюда, в пустой, обособленный зал, обвешанный охотничьими трофеями и пахнущий так, как пахнут жилища, не избалованные присутствием людей.  

Расточая улыбки, он лихорадочно соображал. Адель жаждала от него близости, и близости прямо сейчас. А Акари, вовсе не был уверен, что должен спать с ней. Более того, его навязчиво преследовало предчувствие, что секс с сестрой Кайла лишь испортит дело, поломает терпеливо возводимую им башню слов, жестов, недомолвок, призванных увеличивать ее интерес к его персоне. Рашиду было нужно, чтобы Адель боролась за него. Залог его роста в среде Кайла, степени доверия патриарха к нему, а, возможно, и безопасности держался на этом интересе.

К тому же, в нем жило какое-то иррациональное понимание того, что он должен ждать Дейдре, ждать, чтобы заслужить прощение. 

 -Открой вино, - Адель грациозно опустилась на стул, - это хорошее вино. Достойный год, богатый букет. Пусть кровь играет…

 

 -Пусть играет,- эхом отозвался Акари, - кстати, а ты когда-нибудь думала о том, сколько людей вкладывают свой труд, чтобы мы могли насладиться этим  вкусом и ароматом? Крестьяне, дегоржеры…

-Не надо лекций, - оборвала его Адель, - просто налей вина.

***

  «Так... вечеринка для узкого круга посвященных лиц? -ехидно подумал Зорбос, стоя на пороге каминного зала,- ну ничего, обрадуем их своим появлением!» 

 

 Рашид первым обернулся на скрип открывающейся двери, и натурально возблагодарил богов.

«Знал бы ты, как я тебе рад, рожа ты, греческая!»

 

-Надеюсь, я вам не помешал? –деликатно спросил Зорбос, даря обоим широкую белозубую улыбку.

-Разумеется нет, - Рашид был сама вежливость, - Адель как раз рассказывала об истории этого дома…

 

 -Ты с ума сошел! – едва слышно зашипела ему на ухо сестра Кайла, - зачем нам этот балабол?

-Кайл велел обхаживать гостей. Вот я и обхаживаю. Не хватало мне еще и с греком разругаться…

Имя Стаффана проскользнуло между строк, и Адель вновь накрыло гордостью и  радостным возбуждением от произошедшего в тире, - ну если так посмотреть, - выдавила она.

«Все-таки Рашид слишком честолюбив, прямо как брат - подумалось женщине, - ну  нельзя постоянно держать в голове работу…»

 Между тем Акари подхватил отставленную ранее бутылку и опустился на шкуру у камина.

-Даже если огонь не горит, в таких залах так уютно усесться на пол. Наверное, у нас, арабов, это в крови. Нам подавай звездную ночь, полуночный разговор и расстеленные в шатре ковры. Вы вот когда-нибудь ночевали в пустыне, Зорбос?

 

 -Ну, звездную ночь и задушевный разговор мы любим не меньше вашего, а вот сесть я предпочту все же на стул, это мне как-то привычнее. В пустыне ночевать не доводилось, а было бы занятно! Ведь тоже океан, только океан песка!

 

- Хотя не могу представить, как можно жить в пустыне, а? Километры безжизненного пространства, воды нет, песок на зубах скрипит...

-Безжизненного? – усмехнулся Рашид, - нет, это лишь иллюзия. Пустыня полна жизни, но жизни осторожной. Как только солнце садится за бархан, все что есть, ползающего, воющего и летающего покидает свои убежища. Размеренность дневного пекла тут же сменяется погоней за жизнью. И это завораживает.


«Боже мой, нашли о чем разговаривать. Ну подумаешь, море, подумаешь, пустыня. При чем тут это?»,- раздраженно отметила про себя Адель.
 

 -Как хорошо, что мы не в пустыне и нам есть чем "промочить горло"! Друзья, а может, попробуем местного вина? Или вино чьего производства в бутылке?..

  

 -Местного, местного, - заверила Адель, опускаясь на шкуру рядом с Акари, - только вот у нас всего 2 бокала. Я не предполагала…ммм…что нас будет больше.

 -Не вижу в этом никакой проблемы. Мы просто выпьем вкруговую, вот и все. Не думаю, что наш гость откажется, так ведь, Зорбос?

 

 -Вкруговую? Из одной бутылки что ли? – фыркнула Адель, - нет уж, благодарю покорно. Рашид, налей мне в бокал, пожалуйста.

-И мне, пожалуйста, в бокал, если можно, - Зорбос ужасно обрадовался возможности тактично избежать необходимости пить вкруговую. Ему такая мысль казалась довольно странной. И дело не в том, что он опасался, что ему немного достанется - нет, как любой эллин, он часами мог с удовольствием цедить небольшой бокал вина или узо, - просто куда приятнее было бы сидеть и неспеша потягивать напиток когда тебе удобно, а не ждать, пока до тебя дойдет очередь.

-Ну, как вам будет угодно, - Рашид удивленно, и как показалось Зорбосу, слегка разочарованно покачал головой и разлил вино по бокалам. Посмотрев на ополовиненную бутылку, он с хитрой улыбочкой придвинул ее к себе, давая понять, что сия емкость теперь принадлежит исключительно ему. 

 -А у вас, сомалийцев, принято пить из одной посудины, да? – принимая бокал, грек решил поддержать разговор с не слишком симпатичным ему Рашидом.

 

 -Зорбос, - назидательно ответил тот, -запомните одну крайне важную вещь! Никогда, никогда не называйте хашорцев сомалийцами! Оглянуться не успеете, как излишне рьяные патриоты накостыляют вам в ближайшей подворотне! Они же просты как дети, эти чистые души, истинные хашорцы! А презрение к Сомали  здесь впитывается с молоком матери и является национальным признаком, не меньше.  

 

 -Национальным? Но разве хашорец - это национальность? - невольно увлекся разговором Зорбос, - мне казалось, что в Хашоре проживают представители многих народов... Да и вообще - готов побиться об заклад - 10 из 10 европейцев скажут, то хашорцы и сомалийцы - это одно и то же, и именно так их воспринимает мировое сообщество.

-Увы, в этом есть своя доля правды.  В стране лишь одно посольство, и то кубинское. Республика не признана никем…кроме хашорцев. Однако, исторически, именно порт-Хашор, тогда еще пиратский, а не торговый порт был первым на этих берегах. Он, а не Могадишо* связывал торговые пути, уходящие вглубь материка. Именно здесь, в толчее приморского разноязычья зародилась своя, особая культура, своя законодательная система. А закон- это уже государство, скажите нет? Почему мы не любим Сомали? Эту марионетку, побывавшую в руках представителей двух континентов? Страну, позорящую себя пресловутыми пиратами, которые позволяют мусолить эту тему, отвлекая взгляд от того, что на ее территории идет непрекращающая война уже много-много лет?  Ответ очевиден, как мне кажется.

-Но Хашор ведь никогда не признают! Сколько лет уже его "независимости"?

-Не поверите, но целых восемнадцать. Но вы правы. Увы. Рано или поздно, сомалийские генералы ли, моджахеды ли Сомалиленда**, но вспомнят об этой части суши. Рано или поздно Хашор со всей своей спесью вольется в один из противоборствующих лагерей.  Мактуб.

 

 -Ты не должен так говорить! – неожиданно серьезно произнесла Адель, - никогда не говори так при Кайле.

-Почему?

-Брат многое делает, чтобы эта угроза обошла нас, - пояснила Ада, - Хашор будет жить. Будет, вот и все.

 -Значит хашорцы, по сути, повстанцы? И какую свободу они отстаивают, чего добиваются?

 
 «Черт бы вас побрал с этой политикой. Пф…Мужчины…» - зло подумала Адель. Хашор, Сомали, независимость…  Какое все это имело значение, когда ее романтический вечер рушился прямо на глазах, когда она не могла получить то, чего ей хотелось, получить именно сейчас, заслуженно и своевременно. Если бы роль пустоголовой кокетки, навязанная ей братом, настолько не въелась в ее душу и тело, она могла бы многое рассказать этим философствующим  пустозвонам! И про взятки, которые щедро давал ее брат власть имущим, и про полуночные юркие лодки, груженные оружием и уходящие под прикрытием темноты в разных направлениях…

-Чего добиваются? Разве вы не знаете, Зорбос. Все войны, какими бы красивыми словами они не облекались, ведутся за землю. И женщин. Покуда этот кусок суши всецело не признан за Хашором, акабарцы и иже с ними не успокоятся! 

-Акабарцы? – Адель презрительно поджала губу, - да что они могут, эти неимущие голодранцы? Так или иначе, все политические решения впускаются «в народ» сверху! А бедняки и рады подхватить!

- Ну за землю, верно, - раззадорился грек, -но ведь их оттуда никто и не гонит? Что дает им эта их самопровозглашенная свобода? 

-Не надо так говорить, Адель, ты совершенно не представляешь себе, что такое настоящая бедность... -Акари внезапно запнулся, и Зорбосу подумалось, что он хотел добавить что-то еще, но передумал.
-Вы говорите, никто не гонит? – тут же обратился он к гостю, - я понимаю, откуда в вас этот вопрос, видите ли, Зорбос, в вас слишком много от европейца. Признаться, и сам грешен, но суть не в этом. Пока Хашор сам по себе, никто не укажет вам или вашим дочерям, что носить, сколько раз и кому молиться, идти ли воевать… Скоро выборы… Те яркие лозунги, что звучат на всех углах – конечно, игра. Но игра по нашей прихоти. Пока. Меня, например, радует возможность наличия этого выбора. Разве это так мало? Я только недавно начал это понимать. Насколько это важно, когда у тебя есть свобода идти, куда пожелаешь, говорить, что хочешь, и быть с теми, кто тебе небезразличен…
-Тогда я отлично понимаю этих людей! Турецкий диктат слишком памятен всему греческому народу, - тихо прибавил Зорбос. 

От политики к истории, пройдясь по трем континентам, они ловко свивали в тугую нитку слова и образы. От споров и поисков лучшего облачения мысли, а может быть, и вина, собеседники раскраснелись и перешли на торопливую, обильно сдобренную жестами речь.
Утомленная их общением, Адель хранила молчание, а потом и вовсе задремала, прикорнув на плече у Рашида. 

В какой-то момент мужчины наконец-то осознали, что их спутница покинула их, распахнув объятия Морфею.
В зале тут же повисла неловкая тишина.
Зорбос вдруг хитро подмигнул Рашиду: 
-А повезло же тебе! Да засни у меня на плече такая красавица, разве обсуждал бы я политические вопросы?

-Да, повезло, - как-то не очень радостно протянул Акари, - знаешь, Зорбос, похожу у нас все серьезно. Не нужно тебе вклиниваться. Не нужно. Поверь мне.  

- Да сам вижу. Ну, я уважаю выбор женщины! Раз уж ты ей больше понравился, ну, так тому и быть, - с этими словами Зорбос поднялся, - кали нихта***, Рашид!
-Лейл эль кхаир****, - удивленно ответил тот.

 ***

От прикорнувшей на плече Адели по всему телу разливалось приятное тепло. Теперь, когда она, вкупе со всеми своими амбициями, словами и  захватническими планами спала, вся хваленая олдербардовская спесь в одночасье слетела с нее, превратив в обычную двадцатилетнюю девушку.

Рашид, пригревшийся и убаюканный ее дыханием, погрузился в сладкую грезу, в которой перемежались и разномастные воспоминания, и мечты о будущем счастье.

Под окнами мелькнули чьи-то тени, а на пороге послышались смех и голоса. Акари тряхнул головой и повернулся к сестре Олдербарда:

-Адель! Милая, просыпайся. Давай-давай…

-Что такое? Уже утро?– сонно пробормотала она, открывая глаза.

-Вставай, нет, не утро, но мы здесь больше не одни. Ада, вставай, - он резко поднялся, побуждая ее последовать за собой. 

 Все еще щурясь на яркий свет,  она поднялась на ноги, как раз вовремя, чтобы встретить входящих в зал Кайла и Стаффана.

Мужчины весьма придирчиво уставились на встрепанную парочку.

 

«Спугнули голубков, - насмешливо подумал Стаффан, - вино-полумрак-камин - весь джентльменский набор соблазнителя... И эта его выходка в тире - все понты, и ради чего? Ради бабы, да еще и не самой красивой... Бедняга Зорбос, надеюсь, эта его влюбленность пройдет так же быстро, как и предыдущие».

 «Хм, вот оно значит как…Ада, Ада…»

Адель, непостоянная в своей влюбчивости, меняла ухажеров как перчатки, и Кайл давно смирился с этим, втайне надеясь, что в скором времени сестра встретит мужчину, с одной стороны, способного удержать ее в руках, а с другой - преданного и послушного воле и мнению Олдербарда-старшего. К его великому сожалению, никто из  ближайшего окружения не интересовал Аду, и каждому новому появляющемуся на горизонте мужчине приходилось растолковывать, как обстоят дела. Как правило, это служило началом конца отношений.  А вот Акари, при самой грубой прикидке, мог бы составить Адели весьма хорошую пару. Достаточно честолюбивый, рисковый, когда надо и полезный, он мог бы довольно быстро сделать карьеру среди приближения Кайла.  Олдербард , поначалу напрягшийся от того, что Рашид за столь короткий срок дважды послужил семье, поразмыслив, обозвал себя подозрительным стариком. Крайне маловероятно, что для того, чтобы возвысить Акари, прежний ухажер сестры подставил свою голову под пулю. Да и человека, организовавшего взрыв в здании администрации, Кайл знал лично, и заслуженно причислял к своим людям.

 -Я смотрю, каминный зал пользуется популярностью, - сказал он вслух, - вот и мы здесь собирались играть в покер. Стаффан, Каро, Док и я, - по мере того, как Олдербард лениво перечислял будущих участников игры, стало понятно: сеять рознь между своими гостями он не намерен, а если что и имеет сказать Рашиду, сделает это позже, и один на один- ты, Акари, кстати, с нами? Играть-то умеешь?

-Разумеется, когда-то даже деньги этим зарабатывал...

 -А вот я вас покину, - вклинялась Адель, - час уже поздний…

 

 -Ну что ж, удачи, милый, - сказав так, она подошла к Рашиду, и  демонстративно разметав его волосы, запечатлела на губах поцелуй, - и спасибо за вечер!

Глаза цвета горького шоколада удивленно распахнулись.

«Подставила-подставила-подставила!- застучало в мозгу, - прямо при Кайле! Ля’н!»

 
-Доброй ночи, господа, - губы Адели изогнула насмешливая улыбка уверенной в себе хищницы, - Кайл. Стаффан. 
Глядя на вытянутую физиономию брата, она чуть было не рассмеялась. До чего же потешной была эта неожиданно проснувшаяся в Олдербарде отцовская озабоченность! Казалось вот-вот, и он прочтет ей лекцию об опасностях случайных связей. А то и вовсе, поставит в угол. Стаффан же, как обычно, чем-то недовольный, надулся и поджал губы. 
«Что, жалеешь своего матросика, ну жалей-жалей»…
Довольная собой и произведенным впечатлением, Адель гордо прошествовала к выходу.
 

-А сестренка-то у тебя бедовая, своего не упустит! - обращаясь к Кайлу, швед смотрел на Рашида, наблюдая за его реакцией.

-Женщина, которая знает чего хочет, женщина вдвойне, господин Свайе. Такая спутница - большая честь для мужчины,– ядовито бросил тот, - не находите?

«Умен, скотина! - невольно восхитился швед, - такой изящный комплимент Кайлу».
  - Совершенно согласен с вами, господин Акари. Это ведь очень упрощает жизнь, правда, когда женщина знает, чего хочет и сама движется в нужном ей направлении? 

-Естественно, - кивнул араб.
-Женщина, говоришь? Движется… Смотри, Рашид, смотри… - все таки не удержался Олдербард, - если только я замечу хоть что-то, что мне не понравится по отношению к Аде…
-Кайл, я серьезен, как на собственных похоронах, - уверил его Акари, - я все понимаю…Адель…нравится мне…Очень нравится…Я…я мальчишкой себя чувствую. 
 

-Bien, отложим этот разговор, - отмахнулся Кайл, обозначив свою позицию, - иди-ка позови Каро и Дока, и вели Зареме подать вино и закуску. И убери бокалы, развели здесь… 

***

Совместный проект с Ольгой Бегущая с волками .

Текст, сюжет: Gilar, Бегущая с волками.

Фото: Gilar


 *Могадишо – столица Сомали.

**Сомалиленд — северная часть Сомали, непризнанное самопровозглашённое государство. Впрочем, поиск суверенного о деления Сомали в интернете- вообще квест отдельный, т.к. количество ее самопровозглашенных, натурально входящих в состав и откровенно бунтующих частей разнится от источника к источнику.

***Кали нихта – (греч.) – Доброй ночи!

****Лейл эль кхаир! (араб.) – Доброй ночи! 

 
 





Введите этот защитный код