Инициация. Часть2
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

-Халед – один из моих самых давних партнеров, почти как Каро, - пояснил Кайл, - он и его люди всегда пользовались нашим особым расположением.


Рашид кивнул.
Пользовались, значит, будут пользоваться и дальше. Все кристально ясно.
  Что бы не говорила Наяма, а его положение при Олдербарде постепенно упрочнялось. Да взять хотя бы тот факт, что сейчас он ехал в одной машине с патриархом! Конечно, куда лучшим показателем было бы то, что они принципиально не пользуются одним транспортом, как, например, Кайл и Каро, но такой уровень близости с Олдербардом Рашид мог увидеть разве что в страшном сне.

Размышляя над их отношениями, Акари с некоторым изумлением заметил, что по давности времен, уровню осведомленности и связей Каро давно уже должен был перейти в разряд боссов, действующих автономно, но при этом признающих авторитет и главенство Олдербарда на подконтрольной территории. Однако не перешел.

Автомобиль мягко затормозил перед входом в офисное здание. Прохожие, почувствовав опасность пребывания в непосредственной близости от патриарха, предупредительно перетекли на другую сторону улицы. Тротуар опустел в считанные секунды.
 
-Видишь? Это знак уважения и страха. Два звена одной цепи. Одно без другого – пустой звук. Именно поэтому мы все еще живы – страх удерживает толпу на расстоянии, а уважение дает нам работать с ними и объяснять, к чему им нужно стремиться – назидательно сказал Кайл.
Рашид почтительно склонил голову. «Так и думай!»


***
-Ни с места! Стоять! – молодой белый парень в полицейской форме преградил им дорогу и многозначительно опустил руку на расстегнутую кобуру-оперативку.
Кайл и его спутники моментально подобрались.
-Отойдите от машины, - сурово приказал страж порядка.


«Что ты творишь, шайтан тебя подери,- изумился Рашид,- как можно вот так запросто подойти к Олдербарду? Неужели хотят взять его сейчас?»


  -В чем дело? – спросил Док.
-Отойдите от машины. Руки за голову. Вы арестованы.
Это было более чем странно. Наяма делала большую ставку на встречу патриархов, стремясь одним махом накрыть большую часть хашорских мафиози. Преждевременные аресты абсолютно точно не могли принести ей желаемого. Акари бегло огляделся. Никакого намека на группу захвата. Выстроенные словно для театральной мизансцены подручные Олдербарда хищно улыбались. Док подался чуть вперед и как бы невзначай загородил собой датчанина. Лицо Кайла, невозмутимое как у индейского вождя не выражало ничего. Случайные свидетели этой сцены старательно отводили глаза и ускоряли шаг. И лишь светловолосая девушка юных лет за столиком кафе, что напротив, жадно смотрела в спину правоохранителя.


«Ля’н! Это его инициатива, это его долбанная инициатива!!!»


-Ну, тогда прощай, щенок, - пробормотал Док, - не стоило пасть разевать.
А полицейский тем временем будто бы оцепенел. Казалось, он наконец оценил масштаб противодействующей ему силы и глубину своей ошибки, как и ту цену, которую предстояло заплатить. Его рука вросла в рукоятку пистолета, но оружие так и не было извлечено на свет божий. Налет решительности и суровости слетел с парня, обнажив растерянность необтесанного новичка.


«Ну давай, скажи, что обознался. Соври, извинись!»
-Бросай пушку,- резко скомандовал Док, - бросай, если хочешь жить.
Молодой человек сделал маленький шажок назад, Док тут же отзеркалил движение.
-Беги, сынок, беги! – крикнул кто-то из прохожих.
И он побежал.


***
Мысль, быстрая как атака змеи, пронеслась в голове Рашида и придала его ногам скорость.
-Я возьму его! Кайл! Позволь мне! – крикнул он уже на бегу, и не получив отказа, припустил за удирающим полицейским.


-Останься, - рука Олдербарда опустилась на плечо подобравшегося рвануть следом Дока, - пусть возьмет. Сам.


***
Преследуя злосчастного полицейского, Акари молол богов о том, чтобы никто из кайловой братии не решил составить ему компанию. А так же о том, чтобы парень не открыл огонь по своему преследователю. Однако тот, похоже, интересовался лишь спасением своей шкуры. Миновав несколько кварталов, они оказались в заброшенных проулках, излюбленных местах местных наркоманов и проституток. Поскольку вечере еще не полностью вступил в свои права, подворотни были пусты.


Не угадав с очередным поворотом, полицейский дернулся, было в другую сторону, но Рашид с разбегу налетел на него и припечатал к стенке.
-Стой и не дергайся. И будешь жить,- пообещал Акари.
Парень явно не поверил ему, попытался пнуть своего преследователя и дотянуться до кобуры. Напрасный труд. Акари сноровито заломил ему руку и обезоружил от греха подальше.



-Слушай меня, слушай внимательно. У меня и так совсем нет времени, чтобы тратить его на тебя, урод. Я буду задавать вопросы, ты отвечать. Руки держи на виду.И только попробуй дернуться. Сразу отправишься к праотцам, ясно тебе? Кивни если ясно.
Пленник кивнул и Рашид разжал руки и сделал шаг назад. Напряженная поза бедолаги явно свидетельствовала о том, что он ждет выстрела в спину.
-Повернись.


В тусклом свете подворотни он выглядел еще моложе. Впрочем, Акари давно понял возраст -никудышное мерило. Половина его знакомых и друзей, выкормышей Акаба, Западного и бедных восточных кварталов города были способны на многое в куда более нежном возрасте. Подстрекаемые острой необходимостью и пустыми желудками, а то и собственными семьями, они рано учились выживать на улицах города. Совсем другое дело – жители прибрежных районов. Вальяжные, относительно защищенные, их взросление протекало неторопливо и безоблачно. Им было позволительно держаться за идеалы, верить в стабильность, собственную неуязвимость и защиту государства. Они планировали свое будущее, поступали в университеты и колледжи, ставшие популярными в последнее время, получали образование и поддержку родителей, занимали престижные места в прохладных офисах. А в то время их ровесники прозябали в нищете и шли за решетку, окунались в опиумный дурман и едва сводили концы с концами.


В этом несуразном полицейском, словно в книге читались следы именно такой, незатуманенной заботами жизни, по непонятной прихоти выбранной профессии и полного непонимания устройства начинающегося за углом его дома жизни. Рашид, доселе считавший, что классовые чувства ему чужды, с удивление обнаружил, что в нем растет раздражение и презрение к этому человеку, как и явное желание съездить тому по физиономии.


-Назовись.
-Алекс Торлин, - парень недоверчиво посмотрел на Акари, - ты ведь не убьешь меня?
-Посмотрим… Зависит от твоего поведения. К какому участку приписан?
- Шестому. Шестому западному.
«Не наямин,- прикинул Рашид,- любопытно…»


-Кто отдал приказ об аресте Олдербарда? Почему ты был один?
Парень замялся.
-Говори!
- Какого Олдербарда? Понятия не имею. Тот человек, он припарковался в неположенном месте…
-Не держи меня за идиота,- отрезал Рашид, - или правда, хочешь пулю в лоб?


-Нет! Стой! Пожалуйста! Я правду говорю! Вы припарковались, в неположенном месте, вышли, все такие наглые. А это мое первое дежурство… Я же не мог…
«А ведь он не врет, - понял Акари, - врал бы, придумал что поскладней. Нет, он не врет. Боги, он хотел арестовать Кайла за неположенную парковку! Кайла!»
-Но почему арестовать, ведь есть же… есть же штраф, - представив как Док с каменным лицом оплачивает парковку в неположенном месте, Рашид прыснул.

-Так это мое первое дежурство… - испуганный неожиданной веселостью своего пленителя, парень вжался в стену,- я не мог… Марена, моя девушка, смотрела…


-Девушка смотрела…Боги! Штраф! Арест! Страсти какие! – расхохотался Акари, - скажи мне вот еще что, тебя каким ветром в полицию занесло, мальчик? Неужели кадетов уже не учат осторожности? Что? Говори громче!
-Я не был кадетом, - Алекс насупился,- вот еще, тереться с этими голозадыми акабарцами. Мать заплатила, чтобы меня устроили на эту работу, вот и все дела.


-Ах вот оно как… - протянул Рашид, перестав смеяться,- вот оно как… Достань свое удостоверение, паспорт и дай мне.

Парень подчинился.

Акари бросил беглый взгляд на документы и, удостоверившись, что они действительно принадлежат Алексу, сильно, с оттяжкой ударил его по лицу. 
Алекс вскрикнул и обоими руками схватился за разбитый нос.

 -Что случилось, малыш? Никогда не били, да? Но голозадые акабарцы, они такие, только и ждут случая напасть. Руки за голову, живо! Живо, я сказал!

Собрав на удостоверение несколько капель крови, Рашид стряхнул их на ворот своей рубашки, а остальное размазал по документу.
-Мы ведь не хотим погореть на мелочах, так ведь?
Алекс испуганно кивнул. Видимо он уже совсем распрощался с мыслью о том, что выйдет из этой подворотни.


-А теперь слушай меня внимательно. Своей тупостью ты поставил под удар мою миссию и очень крупную операцию полиции. И этот «подарочек», лишь цветочки по сравнению с тем, что ты мог бы получить. Поэтому сейчас ты приведешь себя в порядок и пойдешь в Центральное Управление. Там ты свяжешься с Наямой Джаме. Знаешь такую? Хорошо. Передашь ей привет от искателя древностей и расскажешь, что сегодня тебя убили. Скажем, выстрелом в сердце. А труп аккуратно сгрузили в мусорный контейнер. К сожалению, убийца скрылся, но полиция, несомненно отомстит за твою преждевременную кончину. Все это я должен прочитать в утренней газете. Попробуй только убежать или что-нибудь перепутать – я найду тебя и тогда уже убью по-настоящему, Алекс Торлин с улицы Восстания,5. Ты все понял? Кивни, если да. Вот и умница, bien.


***
Хорошенько припрятав на себе трофейные пистолет и документы, Рашид покинул эти мрачные улицы. Он знал, что после встречи с Халедом Олдербард собирался в ресторан. Туда же следовало направить свои стопы и ему, раз уж госпожа удача решила сегодня быть благосклонной. Акари ускорился - ведь ему прежде нужно было сделать крюк и успеть заскочить домой.


***
Встреча прошла быстро и на чуть более повышенных тонах, нежели планировалась заранее. Халед цветасто извинялся и обещал покарать охрану, допустившую подобный инцидент буквально у дверей его офиса. Олдербард снизошел до извинений своего подопечного, но строго предупредил, что подобный прокол был последним.

Час спустя, сидя на пестрых подушках и потягивая из пиалы душистый чай, Кайл размышлял о том, как реорганизовать систему своей охраны. Произошедший инцидент был первой ласточкой. Теперь же, когда его операция практически вышла на финальную прямую, охотников за его головой должно было прибавиться в разы.

Стремительным шагом в зал вошел Акари. Судя по его рваным движениям, парень был весьма взволнован.
-Говори, - Олдербард указал на место рядом с собой.
Рашид кивнул, сел и залпом опустошил стоявшую перед кайлом чашку.
-Тот полицейский. Он больше не доставит хлопот...семье.


-Bien, что он хотел?
-Он работает на Дона, пытается усидеть на 2-х стульях, пресмыкаясь перед фараонами и передавая ему последние полицейские сводки. Парень хороший актер, кто бы мог подумать.
-Ближе к делу!

-Ля’н, Кайл, я стараюсь… Он сказал, что полиция готовит крупную операцию с целью твоего ареста. Дон же хочет устранить тебя. Он должен был завлечь тебя в ловушку, оттянув силы охраны. Кто-то из твоих людей тоже в этом замешан.


-Что еще? – Кайл досадливо сморщился. Только внутренней проверки ему не хватало!
-Вот, - Рашид выложил на стол удостоверения и пистолет, - я не знаю…Возможно это понадобится.


Олдербард кивнул охраннику и тот забрал трофеи и аккуратно спрятал вглубь жилета.
-Слишком мало информации, лишь догадки, Акари. Лучше бы ты оставил фараона в живых.
-Я хотел, думал, привезу его в особняк. Но мне пришлось, он был опасен, чуть не достал меня. Мне пришлось, Кайл. Я…я не хотел этого.

-Это твой первый раз? – Олдербард осадил себя. В конце концов, не он ли обещал Адели присмотреться к ее новоявленному избраннику и дать ему шанс? Глаза Акари лихорадочно блестели, он был явно взвинчен, но настроен решительно. Кайл обратил внимание на покрасневшие костяшки его рук и темные капли на вороте рубашки. Траурные круги под ногтями, обычно безукоризненно вычищенными, тоже многое поведали бы опытному криминалисту. 
-Первый…

-Тебе нужно выпить, - Кайл отчетливо вспомнил, как его наставник теми же словами успокаивал его в аналогичной ситуации. Это было еще в Дании. Сколько же лет прошло с тех пор? Сколько людей разменяли годы своей жизни на его выгоду? Олдербард отмахнулся от этой мысли.
-Да…
-Не стоит предавать этому большого значения. Все эти верования и общественное мнение прессует нас на предмет ценности человеческой жизни. Но это лишь способ заставить баранов следовать за пастухом. Далеко не каждая жизнь имеет ценность, Рашид…Далеко не каждая…


***
Картина, представшая перед Наямой изумила ее донельзя.

Кайл и Рашид сидели рядом, чуть ли не в обнимку, оба возбужденные, отчаянно жестикулирующие и пьяные вдрызг. Вот Кайл что-то сказал Акари , покровительственно похлопал его по плечу, тот ответил и после секундной паузы оба зашлись глупым хихиканьем.

 Как назло, недавно ей звонили из Управления, но звонок был донельзя неурочен, потому она не сняла трубки. Она торопилась к Олдербарду, но обнаружила его в состоянии, далеком от адекватного. 


-О, Наяма! – любовник наконец-то обратил на нее внимание, - явилась.
-Я вижу, ты не скучал без меня, - холодно отозвалась женщина.
-Присоединяйся к нам! – Олдербард похлопал рядом с собой.


-Да, присоединяйся! – поддакнул Рашид, - втроем веселее, я бы даже сказал – пикантнее.


Предложение Кайла было простодушным, слова Акари прозвучали откровенно пошло. Наяма поморщилась и наградила мужчин тяжелым осуждающим взглядом. Каждый однозначно прочел его как «я с тобой еще разберусь».
-Нет уж, вам и без меня слишком весело. Поздравляю. Я еду домой, - она фыркнула и демонстративно развернулась к выходу. Грянувший за ее спиной взрыв хохота моментально заглушил стук каблуков.

***

 
 





Введите этот защитный код