Хашор против Рашида Акари.Ч1
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

 Здание Городского Суда располагалось в центральной части города. Строение, древнее, как сам хашорский кодекс, горделиво возвышалось над  немногочисленными постройками квартала.

Нынешний глава правительства распорядился привести сей ценный объект архитектуры в надлежащий вид, и сейчас здание пестрило «лесами» по которым, подобно обезьянам, ловко сновали строители.

 Дорога от следственного изолятора, куда Акари поместили только вчера, заняла ровно 18 минут. Поднимаясь по ступеням, Рашид заметно нервничал. По большому счету, в свете последних событий он стал довольно пассивен и равнодушен к собственной судьбе, но сама обстановка, этакая торжественность происходящего, которой, казалось, были пропитаны все – от охранников до случайных прохожих, с интересом наблюдавших, как ведут обвиняемого, вселяла в душу определенный трепет.

 Заседание было открытым. Скользнув взглядом по рядам зрителей, Акари с сожалением отметил, что в толпе нет никого, кого он в тайне мечтал бы увидеть.

 Единственными знакомыми была лишь шумная стайка следователей, примелькавшееся во время его визитов в Управление. Наличие прессы всколыхнуло в нем возрастающее раздражение.

«Стервятники».

 Общее настроение в зале суда чем-то напомнило Рашиду ожидание начала концерта. Все с нетерпением поглядывали то на него, то на дверь, откуда должен был появиться судья.

 -Всем встать! Суд идет, - хорошо поставленным голосом объявил помощник судьи. Под скрип отодвигаемых стульев разговоры моментально смолкли, - прошу садиться.

 Следуя судебному этикету, в зал тут же вошел судья.

 -Сегодня, 4 марта, в 9 часов 45 минут слушается дело «Хашор против Рашида Акари», - объявил он,-  Сторону Защиты у нас представляет сам Рашид Акари. На Стороне же Обвинения – прокурор Хашора Шанкар Каруш.

 Рашид поймал на себе цепкий взгляд федерального обвинителя.

«Молодой и амбициозный, - подумалось ему, - плохо».

 -Представители Сторон, прошу вас предать через моего помощника документы, удостоверяющие вашу личность и дающие вам право выступать в суде, - продолжил судья, - господин Акари, надеюсь, что вы целенаправленно отказались от юрисконсульта. Если же вам понадобится, то Суд может рекомендовать вам его услуги.

 -В связи с участием в данном процессе международных представителей, суд Хашора выделяет им переводчика. Альвин Фарадж, вам вменяется в обязанность переводить лицам, не  владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, содержание имеющихся в деле показаний, оглашаемых документов, аудиозаписей, заключений экспертов, определения или решения суда. В свою очередь вы обладаете правом задавать присутствующим вопросы для уточнения перевода, знакомиться с протоколом судебного заседания. Также предупреждаем вас об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод, и штраф в 75000 сомалийских шиллингов в случае уклонения от своих обязанностей, - годы тренировки позволили судье произнести свою речь практически на одном дыхании.

 Переводчик, отрабатывая свой хлеб, тут же затараторил на английском, чтобы двое его подопечных, светловолосая женщина безупречной красоты и щеголеватый мужчина средних лет не почувствовали себя обделенными его вниманием.

  -Теперь прошу всех свидетелей выйти за дверь и подождать, пока вас не пригласит мой помощник, - распорядился судья, - господин прокурор, а вот вас я бы хотел попросить передать мне и господину Акари ваш обвинительный акт. Насколько понимаю, пока еще предварительный?

 Повинуюсь знаку прокурора, помощник судьи проворно раздал документ представителям Сторон. Ивет учтиво кивнула служителю закона, отчего тот слегка дернулся и поспешил поскорее занять свое место.  Пани Шишайова  была полна решимости, когда летела в Хашор. По опыту  она знала: бороться можно, несмотря на косвенные улики. Но сейчас, в зале суда,  адвокат начала чувствовать неуверенность: белой женщине здесь придется очень непросто. Возможно,  в следующий раз стоит одеться скромнее…

 Пока судья обстоятельно перечислял состав участников судебных заседаний, Рашид бегло просмотрел содержание обвинения.

 Мошенничество, подлог, незаконное ношение оружия, обвинение в том, что являлся членом и исполнителем в организованной преступной группировке. Дважды… Соучастие в организации обвала, заведомое бездействии при угрозе жизни группе людей. Да, всего этого он ожидал.

 Но венчающие список преступления заставили Акари резко поднести акт к глазам.

 Ему приписывалось соучастие в незаконных махинациях с валютой, покушение на жизнь сотрудника внутренних дел. И измена Родине из-за соучастия в подготовке государственного переворота.

 -Напоминаю Сторонам о праве, дающим им возможность отвода всех  вышеперечисленных лиц, - монотонно бубнил судья.

 Обвинительный акт впечатлял. Дойдя до конца списка, Ивет насторожилась - похоже, командировка грозила затянуться. Она понимала: здесь, в стране раздираемой постоянными внутренними разборками,  обвинение в государственной измене не опровергнут. Может поэтому подсудимый и отказался от защиты?

 -…возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению, либо же отказаться от их дачи, - а отправитель процесса уже взялся за перечисление прав Защиты, однако оглушенный своим «послужным списком», Акари совершенно его не слушал,- соответственно, не забываем, что каждое сказанное вами слово может быть использовано против вас.

 Рашид потряс головой и еще раз посмотрел на лист. Абсурдные обвинения упрямо не исчезали.

 -Также у вас есть право предъявлять доказательства; заявлять ходатайства; пользоваться помощью консультанта, приносить жалобы на действия следователей, прокурора, суда; знакомиться с протоколом судебного заседания; обжаловать приговор суда; защищаться иными способами, не запрещенными законом Хашора.

 Скосив глаза на конец списка, Акари наконец-то добрался до предлагаемого прокурором наказания.

 «Вменяется 20 лет лишения свободы в тюрьме строгого режима».

-Ооо, им нужен козел отпущения! - прошептал Рашид, - государственная измена, боги! Л’ян, да тут никаким договором не прикрыться.  Боги, боги…

 ***

 -Первой у нас выступает Сторона Обвинения. Господин Каруш, расскажите, пожалуйста, суду в чем тут дело.

 -С удовольствием, господин судья. В связи с тем, что дело Рашида Акари чересчур объёмно, я бы предпочел начать с одной из его наиболее значительной части, касающейся проступков подсудимого за пределами Хашора. Представители тех стран, в которых были совершены данные деяния, любезно уступили свершение правосудия над Рашидом Акари по закону Хашора и на его территории.

  -Наш подсудимый успел оставить о себе отрицательное впечатление аж в двух странах: Словакии и Швейцарии. Первым же мы рассмотрим, с разрешения суда, разумеется, дело из Швейцарии. Его суть такова: некто, профессор Себастьян Мэйби из города Кот-ля-Вилля обвиняет Германа Айтшера, Виктора Мересьева, Арнольда и Рашида Акари в систематическом подлоге исторических ценностей и мошенничестве с целью завладения средствами, выделяемыми профессором из личного фонда для его исследований.

 -Господин судья, - Шанкар, копя силы для внутрихашорских разбирательств, по правде говоря, не сильно-то вчитывался в подробности кот-ля-вилльского обвинения. Он любезно кивнул швейцарцу, - с этого момента я прошу ведение всех вопросов по делу профессора Мэйби передать в руки его представителя - Натана Гуггенхайма.

 Натан ждал этого, поэтому с лёгкой улыбкой встал с места, кашлянул, и заговорил, по очереди обращаясь к судье, подсудимому и обвинителю:

- Ваша честь, господин прокурор, господин Акари. Как вам известно, здесь я представляю интересы профессора Себастьяна Мэйби.

 - Профессор Мэйби являлся и является непревзойдённым ученым, широко известным в научном мире, смело следующим за любыми трудностями, если они в итоге приведут его к истине. В недавнее же время мир науки стал выражать меньшую заинтересованность трудами профессора и пренебрежение к нему лично. Всё это определённо связано с изысканиями учёного в течение нескольких последних лет. Некто Герман Айтшер умело втёрся в доверие к профессору, сыграл на его мечте совершить великое открытие в своей области, и убедил господина Мэйби в существовании древних артефактов. Айтшеру удалось добиться от профессора финансирования мнимых раскопок. Эта афёра обошлась профессору в три с половиной миллиона швейцарских франков. К сожалению, по причине слабого здоровья он не мог лично производить изыскания артефактов, чем и пользовался вышеназванный субъект, иначе, разумеется, весь этот фарс был бы немедленно раскрыт.

-Причём же здесь подсудимый, спросите вы. А вот причём. Опираясь на показания свидетелей: поставщиков оборудования, продуктов и т.д. и т.п., а также на показания пострадавших - студентов профессора, сумевших попасть на так называемые раскопки, следствием установлено, что господин Акари был соучастником в деяниях господина Айтшера и играл в группировке далеко не последнюю, и весьма активную, роль.

Мы располагаем убедительными доказательствами того, что именно господин Акари заказывал в мастерской аль-Матхав изделие, в последствии выданное Айтшером за "артефакт Элдингов". По результатам экспертизы, проведённой швейцарскими специалистами, форма и материал осколков этого так называемого артефакта, соответствуют фрагменту формы, сохранившейся у изготовителя. Согласно показаниям сотрудников фирмы-изготовителя, господин Акари дважды заказывал такие изделия.

 - Так же хочу обратить внимание уважаемого Суда, - Натан покопался в бумагах, лежащих перед ним на столе и выудил нужную. Подняв её перед собой, он слегка потряс документом, держа его в вытянутой руке, - на свидетельские показания Гачи Земби, который несколько раз доставлял на раскопки продовольствие и воду по заказу Айтшера. Господин Земби утверждает, что именно господин Акари расплачивался с ним наличными за все поставки, - Натан перевёл дыхание.

 Ивет внимательно слушала обвинителя из Кот-ля-Вилля. Она была рада присутствию еще одного человека из Европы на этом процессе. Шишайова сразу разглядела не только грамотного и искусного адвоката, но и приятного мужчину, что давало надежду обсудить дело в непринужденной обстановке.

 - Мы готовы доказать, что господин Акари был одним из главных членов группировки Айтшера, Именно господину Акари Айтшер доверял распоряжаться крупными денежными суммами. Эти деньги господин Акари тратил также на подкуп должностных лиц - сотрудников фирм-поставщиков оборудования, необходимого для раскопок. Подкупленные сотрудники фирмы аль-Банна предоставляли Акари поддельные акты о поставках техники, а на деле никакая техника не оплачивалась и не поставлялась. Нам удалось найти подобные акты и на некие буровые работы, которые фактически не имели места быть, а деньги на них профессор исправно тратил.

 Он сделал паузу, задержавшись взглядом на Рашиде, напряженно застывшем на своём месте.

 - Как вы видите, - продолжил швейцарец, - сторона обвинения располагает достаточным количеством улик, подтверждающим вину обвиняемого, и охотно предоставит их суду на рассмотрение. У меня всё, ваша честь.

 ***

 Натан слегка поклонился судье и сел на место. Перекладывая в прежнем порядке свои бумаги, он покосился на Ивет Шишайову. Женщина слегка поправила волосы, и до Натана донёсся нежный запах её духов. Одобрительно хмыкнув, он развалился на стуле, подумав, что судьба дала ему в лице симпатичной Ивет отличный шанс внести разнообразие в командировку.

 «Это Хашор, детка, тут на каждом шагу подстерегают опасности», - мысленно промурлыкал он, уже предвкушая ужин в лучшем ресторане города, глоток сухого мартини в ночном баре их отеля, ну а потом… «А потом ты от меня уже не упорхнёшь, птичка!»

Говоря по совести, Ивет была не совсем во вкусе Натана, давно предпочитающего совсем уж юных девушек. Но пара заинтересованных взглядов, пойманных с её стороны, а к тому же, она с таким милым славянским акцентом произносит его фамилию…

 «И фигурка в её возрасте, прямо скажем, ещё очень хороша!» - Натан перевёл взгляд под стол, на пару стройных ножек, затянутых в прозрачные чулки.

 Нет, раз уж он положил на неё глаз, шансов отвертеться от приключения у мадмуазель… то бишь, у пани… гм. Даже вёрткий адвокатский язык Гуггенхайма не был способен выговорить это невероятное сочетание шипящих и свистящих. Ивет – вот это гораздо понятнее!

 ***

 -Хорошо, Господин Гуггенхайм,- одобрительно кивнул судья, - я понял вашу позицию. А теперь слово Стороне Защиты. Господин Акари, признаете ли вы себя виновным по этому делу? И если - нет, то что вы можете сказать или предоставить в свою защиту?

 Адиль шутливо толкнул Фуруза в бок – его коллега сбивчивым шепотом рассказывал что-то Ясмин, отчего девушка не переставала похихикивать в кулачок. Тот наконец-то оторвался от своей спутницы и с интересом глянул на подсудимого.

 Рашид поднялся.

- Господин Гуггенхайм сказал много слов, пытаясь обвинить меня. Что ж. В ряде случаев я готов признать свою вину, но большинство обвинений отвергаю категорически. 

-А можно поподробнее, господин Акари? Суду необходимо вынести более четкое мнение о вашей причастности к этому делу, а соответственно и предать конкретному наказанию.

-Тогда давайте разбирать это дело не списком, а все по отдельности…гм…господин судья…

Слушая этот неинтонированный, тихий голос, Адиль удивленно крякнул. Все они пришли поглазеть на заседание, предвкушая жаркую и остроумную полемику с обвинителями со стороны Рашида. Фируз поймал взгляд приятеля и недоуменно пожал плечами. Неужели этот человек несколько месяцев назад так позабавил их своей рисованной линией защиты? Разве не от него заносчивая Наяма периодически лезла на стенку? И где, кстати, сама госпожа Джаме, что столь ревностно окучивала этого самого Акари во время расследования?

-Интерееесно, - пробормотал Адиль.

 ***

 Шанкар Каруш непринужденно откинулся на спинку кресла. В зале суда он чувствовал себя абсолютно свободно – все до мельчайших деталей было ему знакомо и понятно. За годы службы Шанкар сделал себе имя, и в тайне гордился тем, что ни в начале карьеры, ни в ее переломный момент 5 лет назад, никого ни о чем не просил, и не полагался на чью-либо протекцию. В него трижды стреляли, он сталкивался с угрозами и шантажом, его семья давно уже жила за пределами Хашора, но пока что ничто не смогло сбить прокурора с единожды взятого курса. Именно поэтому ему вскорости предстояло вести дело Кайла Олдербарда.  

 В пол-уха слушая судью, он размышлял о том, каких сюрпризов можно ожидать от значимых участников процесса.

 Ивет - непонятная словацкая душа  и логика. И чего можно высосать из этого обвинения, когда прямых улик нет совсем, а косвенных с гулькин нос?

 А вот о Рашиде судя по толщине папки его дела, которую прокурору вручили несколько дней назад, Шанкар был другого мнения. Создавалось впечатление шустрого и ловкого парня, не обделенного интеллектом, раз уж так долго он скрывался от правосудия. Хашорец, настоящий. Хочешь жить, умей вертеться. А на процессе проявил себя на уровне амебы. Неужели настолько устал от всего этого криминала? Или арест Кайла и других  сотоварищей так его подкосил? Что-то тут не то…

Натан. Достоин уважения своей фигурой и постановкой дел. Но вызывает лишь раздражение своей архиправильностью и дотошностью. Плюс полное непонимание и игнорирование характера судебного процесса в Хашоре. Тут не каждая запятая играет важность, самое главное - насколько у тебя подвешен язык и уверен взгляд.

Шанкар позволил себе слегка улыбнуться. Кажется, ему предстоял весьма интересный процесс.

***  

Совместная рассказка с Настей Ничипор, Прекрасной Маргарет и Ferlen

Фото: Gilar

Тескт: Gilar (Рашид и остальные), Настя Ничипор (Шанкар, судья, общее ведение процесса), Прекрасная Маргарет (Натан), Ferlen (Ивет). 


А так же, ОГРОМНОЕ спасибо Прекрасной Маргарет, Аданель, dj_cvetkoff, crazyredsnake, Trigada, glorialibra,  whispering-leaf, Zhuzhka и Кузьмичеву Виктору. Без вас бы я не справилась! 

 
 





Введите этот защитный код