В курсе ситуации
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

Они обсуждали проблемы  с поставками уже битый час. Казалось, сама судьба вставляет палки в колеса «Северному Вавилину». Две недели назад  водители лесовозов присоединились к массовой забастовке, прокатившейся по всей стране. Потом повторно сломался мост. Скив божился, что за этим стоят каматари. Ну и на сладкое грянули морозы. Cроки строительства затягивались, а, следовательно, владельцы курорта становились резче и конкретнее в своих требованиях.

Прения по поводу неустойки из-за припозднившейся поставки постепенно перетекли в обвинения о недостаточном внимании к проблеме каматари.

Позволяя солировать Ван Битену, Макс вяло размышлял, почему же Скив таскается на эти встречи сам? Почему не посылает управленца или юриста? Логан в приватной беседе как-то заговорил о Скиве, что надо бы с ним поосторожнее, что не надо доверять ему, что надо бы его изучить как следует. Макс тогда ещё ответил, мол, этот Скив точно так же и нас с тобой изучает, а Логан покивал головой многозначительно: «Вот именно, Макс, вот именно». 

Воспользовавшись паузой, Снорки нажал на кнопку громкой связи:

 - Франка, мы уже заканчиваем, никто меня не искал?

- Рэй дожидается. Бумаги привезла, а так тихо, - ответила секретарша.

 - А пригласи её сюда, бумаги могут нам сейчас пригодиться, - вдруг поддался порыву Макс. Ему стало любопытно посмотреть, каким окажется первое впечатление Рэй от Скива.

С вопросительным выражением на лице и яркой папкой подмышкой Рэй прошествовала к Максу. Скив, не скрываясь, разглядывал девушку. 

-Миз Сайфер! Наслышан о вас. Говорят, довольно сложно попасть в окружение Снорки. Полагаю, это обосновано вашими непревзойдёнными профессиональными... навыками. Вы же личный помощник Максимилиана, верно? Может быть, поделитесь, что вы думаете о проблеме каматари?

Рэй посмотрела на Макса, ожидая подсказки. Ей очень не понравился скользкий намек этого человека и его вопрос в частности. Однако босс являл собой невозмутимую греческую статую. 

-Проблеме? А разве с каматари существует какая-то проблема?

-Ну конечно. Видите ли, миз, Сайфер,  к большому сожалению, эта так называемая народность проживает на нашей земле. Разве вы не читаете газет? Разве это возможно, учитывая, где вы работаете? 

 Рэй разглядывала этого типа с всё возрастающим отвращением. Самоуверенный, с неприятным тембром голоса, склонный к идиотским намёкам и патлатый, как девица, он явно старался поддеть её, разозлить, возможно, чтобы она потеряла контроль и показала себя во всей красе.

«И что он тут вынюхивает?» - неожиданно подумала Рэй. Но Скив не терпел тишины и повторил свой вопрос:

 - Миз Сайфер, неужели у вас нет никакой позиции по отношению к проблеме каматари?

-Ну почему же. Вы говорите, ваша земля. Но это их земля! Земля, на которой каматари проживают на протяжении столетий. Каматари – уникальное явление, рудиментарный виток истории. И они вполне имеют право на собственную территорию.

-Право? – усмехнулся Скив, - следуя вашей мысли, так они просто граждане страны, не так ли? Прекрасно. Так даже лучше. Ведь любой конфликт между двумя индивидами можно решить в судебном порядке. Так почему же я не вижу представителей каматари в земельном комитете? Уж не потому ли, что читать обучен лишь каждый двадцатый? 

Рэй открыла было рот, но вовремя опомнилась. В конце концов, этот человек партнер Макса, и негоже вступать в полемику, не зная особенностей их взаимоотношений.

-По каждому вопросу может быть разное количество мнений, - сдержано ответила она, - я высказала свое. Ну а теперь, Максимилиан, бумаги на столе. Я нужна вам еще?

 - Спасибо, можешь идти, - несколько резче, чем следовало, ответил Макс. Ему совершенно не понравилось поведение Скива, но  ситуация не дошла до критической точки, и он пока мог спустить это с рук. Однако, в душе он был взбешён. Позиция хозяина ситуации, которой Скив начал придерживаться последнее время, царапала Снорки. Ему казалось, он что-то упускает.  С  другой стороны, Снорки было приятно, что Рэй, в отличие от их первой встречи, когда она пылко бросилась защищать права каматари, повела себя профессионально и не стала раздувать конфликт. Обучаема, как он и предполагал. 

Как только за Скивом закрылась дверь,  Логан оценивающе взглянул на Снорки - неужто сдаёт, неужто стареет?

-Знаешь, Макс,  чем дальше, тем больше мне не нравится эта история, - сказал он вслух,  - в конце концов, в этот раз действительно наши проблемы и косяки. Но каматари, Макс. Тебе не кажется, что сей крестовый поход начал далековато заходить?  

- Знаешь, а я тут только на своей собственной стороне. Мне не нравятся ни каматари, ни Скив. Каматари ломают мост - а я буду смотреть и радоваться? Нет, я буду реагировать, и жёстко. А ты их что - одобряешь? 

-Одобряю? Нет, я про другое. Не думал, что скажу такое, но наша девочка права  -  они защищаются, и благо, пока только в ответ на наши действия. Нетрудно предположить развитие событий. Вчера кто-то из скивовой братии, охраны, которая теперь наверху пасется,  хвастался, что подстрелил каматари. Дескать, тот что-то ковырял в опоре моста. Не убил, скорее всего, промахнулся или ранил, иначе бы шуму было. Развели «Аватар», понимаешь. Но что дальше, Макс? Рано или поздно курорт откроют. Но кто тогда поручится за безопасность отдыхающих? И кто знает, чем это кончится? Если хочешь знать, мое мнение таково: поставлять древесину Скиву, ок, но с информационными войнами пора завязывать. Когда запахнет жареным, нас с этой темой ничего связывать не должно. 

- Я услышал тебя,  - Макс кивнул и усмехнулся, - «Аватар», говоришь. Я не смотрел, только слышал.

Он опять нажал на кнопку интеркома и попросил Франку принести чаю.

Какое-то время прошло молча. 



 Когда секретарша опустила поднос с  чашками на стол, Макс спросил:

 - Франка, ты «Аватар» смотрела?

- Смотрела, - брякнула ничего не подозревающая Франка, - там инопланетяне синенькие такие были, хорошенькие, а плохие земляне их обижали.

Снорки посмотрел на неё тяжело, усмехнулся, кивнул Логану и, не попрощавшись, вышел из кабинета с пальто в руках. 

Франка с Логаном переглянулись.

 - Это как понимать? - спросила девушка.

 - Пока считай, что у вас с Максом разные взгляды на кинематограф. Нервы целее будут.

- Чего это вы оба сегодня такие трепетные, Логан? Скив оказался проблемным клиентом? 

Ван Битен посмотрел на неё странным, мутноватым взглядом:

 - Помнишь Аманду, мою бывшую жену? Когда мы ещё были женаты, она случалось, приезжала сюда. И считала, что, раз уж она приехала, то все должны бросить работу и заняться ею. Она усаживалась в моём кабинете или в приёмной и говорила, говорила. У неё даже тени сомнения не возникало, что я могу её попросить замолчать и не мешать. А я и не делал этого почему-то. 

-Знаешь, дома было ещё хуже. В какой-то момент я осознал, что скоро просто перестану быть хозяином в своём доме. Наверное, тогда же я понял, что наши отношения окончательно зашли в тупик, понял и очень разозлился, потому что это я сам допустил такую ситуацию и такой порядок вещей в своём доме. Понимаешь? 

Франка ничего не поняла, пожала плечами, оставила поднос с чаем и вышла из кабинета. 

***

Рэй сверилась со списком дел и тяжело вздохнула. Все застопорилось на задаче под номером три, и она уже битый час лазила по максовым шкафам и папкам, пытаясь найти список и условия договоров с внештатными корреспондентами «Путешественника».  На ее вопрос босс лишь неопределенно махнул в сторону: «где-то там». Этот жест - прекрасный показатель насколько Снорки не заинтересован журналом: свои текущие проекты он содержал в строгости и порядке. 

В кабинете раздалась короткая птичья трель – смс. На экране светилось имя Рона, и хоть и осторожными, но довольно однозначными фразами он интересовался, когда же Рэй сподобится дойти до дома?

«Черт!» - пробормотала девушка. Задача номер три  с укором смотрела на нее из списка дел.

«Ужинай без меня», - набрала она и поставила в конец сообщения три грустных смайлика. 

Отчаявшись разобраться самой, Рэй вызвала Франку.

-Ты не  знаешь, где хранится список с внештатными корреспондентами «Путешественника»? Макс сказал «в шкафу», но я тут уже битый час роюсь, и все никак!

-Неудивительно,- хмыкнула Франка, - списки, скорее всего давно в архиве, что им тут-то делать? Он когда-то затребовал их себе, но это было года два назад. А я регулярно разбираю бумаги и утилизирую ненужные. Тебе найти?

-Да, пожалуйста, - обрадовалась Рэй. 

-Вообще странно, есть целая плеяда молодых, активных ребят. Причем, готовых писать и не задорого. При этом работаем едва ли с одним-двумя, - озвучила Рэй свою мысль, - почему же Ларсен не зовет их?

-Ой, знаешь, у меня такое ощущение, что мы про это всю зиму говорим, - отмахнулась секретарша, - сплошное дежавю!

-Ну, и к тому же, - Франка понизила голос, - если не брать корреспондентов на стороне, им и жалование платить не надо.

-И то верно, - хмыкнула Рэй  и подумала про себя, что не такая уж Франка отстранённая и недалёкая, как пытается играть на людях. 

Секретарша позвонила почему-то в бухгалтерию, а не в архив и попросила найти списки. И пока они ждали ответа, сами не заметили, как впервые разговорились не по делу, а просто так.  Франка рассказала, что уже несколько лет работает у Макса. О боссе и Логане она отзывалась с большим уважением, а вот братия из «Путешественника» явно таковым не пользовалась. Франка смешно копировала Бернолаша и Ларсена, так что Рэй, сама себе удивляясь, рассказала ей не вполне приличный анекдот про Петера, бытовавший ещё в Ступице. 

-Хотя нехорошо так, наверное, - неожиданно осеклась Рэй. В борьбе вежливости и ехидства вежливость победила с очень небольшим отрывом, поэтому во фразе явственно почувствовалась вопросительная интонация. 

- Да, мне, признаться, тоже не по себе, но уж больно мне эта парочка досаждает в последнее время, так что будем считать, они напросились. Вот только неловкой паузы они, я полагаю, не достойны.

Франка взмахнула своими идеально прокрашенными ресницами и с места в карьер заговорила о погоде:

- Странная в этом году зима - почти что без снега, но такой сильный ветер. Ты ведь бывала раньше в Дюйме – пару лет назад, да? Вот та зима была самая типичная - снегу по горло и мороз ниже тридцати. Правда, ветер всё равно... а с ветром всегда холоднее. Когда я была маленькая, мама боялась наших северных зим. Старалась увезти меня в Калифорнию или Мексику, куда-нибудь, где потеплее. Поэтому сейчас я люблю зимы - как будто навёрстываю упущенное. 

-А у меня папа – капитан дальнего плавания. Когда я была маленькой, он частенько брал меня на корабль. И мне всегда хотелось уплыть с ним далеко-далеко. Однажды, когда ему нужно было уезжать, я очень расстроилась и спряталась в саду. А мама почему-то решила, что мне удалось проскользнуть на судно, как я грозилась. Такой скандал был, - Рэй мечтательно улыбнулась, но не воспоминанию о головомойке, а тому ощущению, которое она испытала, поняв, что мать считает ее достаточно ловкой для такого демарша. 

Рэй вдруг подумала, что не рассказывала этой истории никому, даже мужу - с чего вдруг сейчас, Франке? Может быть, так действовала на нее непринужденность обстановки? Друзья остались в Ступице, краткий приезд Дейдре не в счет, они толком-то и не поговорили даже, все больше подбадривали Катрин, а так хочется иногда просто поболтать ни о чем.

А Франка смотрела на нее, улыбалась, но, казалось, параллельно размышляла о чем-то своем.  

«Навряд ли мы подружимся, - подумалось Рэй, - вот так, по-настоящему, но доверять друг другу вполне можем научиться. А уж работать с такой шустрой девушкой - одно удовольствие». 

Обе вздрогнули от непривычного звука и обернулись к его источнику. Это был шорох шёлковых юбок, совершенно неуместный здесь, в офисе Макса. 

Незнакомая Рэй дама, облачённая в вечернее платье, стояла и довольно бесцеремонно разглядывала её.

Сайфер повернулась к Франке, лицо той выражало совершенно профессиональную невозмутимость. 

А Франка с интересом наблюдала явление Эсме, текущей пассии Макса и твердила в голове одну фразу: «Все проходит, и это пройдет».

Сама же Эсме тем временем объявила, что заехала за Максом:

-Позовите его. Такси ждёт, мы опаздываем на ужин. 

-Максимилиан не здесь, - отрапортовала секретарь,- его не было весь день. Странно, что вы думаете застать его. Но, если вы договаривались о встрече, то, конечно же, можете подождать его здесь. Предложить вам чай или кофе?

От Рэй не укрылось, что в голосе Франки присутствует некий ледок. Достаточно тонкий, чтобы можно было списать на «послышалось», и вместе с тем, вполне себе реальный, если задать себе труд уловить его на контрасте ее обычной манеры общения. Подождать. Хм…  И потом, почему здесь, а не в приемной?  В конце концов, ей предстояло закончить работу,  а присутствие постороннего вовсе не способствовало этому. С другой стороны,  Рэй слышала, что одним из учредителей головной фирмы Снорки числилась женщина. Может, это она пожаловала?   

«Ну, разумеется, я в курсе, что Макса тут нет, он на встрече. Как бы ещё я смогла посмотреть на эту молоденькую его помощницу».

Эсме жизненно важно было взглянуть на девчонку, только так она могла понять, есть ли у этой Рэй что-то с Максом или сплетни это просто сплетни. Спросить Макса напрямую немыслимо, но узнать необходимо - он последнее время что-то отстранился, его визиты стали такими редкими...  Сегодня ей везло,  ведь могло быть так, что она бы застала только эту противную рыжую Франку, за что ее только держит Макс… 

Девчонки слишком очевидно разглядывали наряд Эсме.

«Спелись они, похоже».

 - Да, Макс последнее время такой рассеянный. Надо же, не сообщил мне, что у него поменялись планы. Конечно, я знаю, что он сегодня весь день в разъездах, но мы идём на званый ужин. А его смокинг хранится в офисе, - Эсме не смогла не блеснуть осведомлённостью о жизни Снорки. Пусть не думают, что она занимает в ней мало места. Она просто ещё не показала себя во всей красе.

- Кстати, а вы приглашены на премьеру нового фильма с участием Клер Мартинз?

Обе отрицательно покачали головами. Что и требовалось доказать. 

«Как бы поговорить с девчонкой наедине», - задумалась Эсме.

 - Миз Потенте, я бы не отказалась от чашечки чая. Но очень прошу приготовить его по всем правилам. Вы же знаете – я не терплю чая с добавками. Только черный, крупнолистовой. Не забудьте заранее обдать чайник кипятком. Две ложки сахара. Именно две. Без горки, как в прошлый раз.  

Когда Франка удалилась, снабжённая столь головокружительными инструкциями, Эсме с улыбкой повернулась к Рэй.

 - Моё имя Эсме Рейнолдс. Мы с Максом очень близкие... друзья, - она тщательно интонировала слово «близкие», - нас не представили друг другу. Увы. Секретарша Макса непрофессиональна, но это лучшее, что можно найти в нашей глуши. А вы откуда приехали, миз...? 

- Рэй Сайфер. Из Ступицы. Это Словакия, - натянуто ответила Рэй, выпад в сторону Франки откровенно ей не понравился.

-И вы, я так понимаю, новая помощница Максимильяна. Ну и как, нравится вам новая работа?

 -Да, вполне, - сдержанно ответила Рэй. В этот момент она очень пожалела, что не надела утром часы. Как уместно было бы сейчас невзначай посмотреть на них, давая понять: мне действительно пора заняться делом.

- Я бывала в Ступице, милый город, - зачем-то соврала Эсме, - уж всяко крупнее нашего. Вот загадка, как так могло оказаться, что головная контора редакции «Путешественника» здесь, а у вас в Словакии филиал? 

-На самом деле, все немножко не так, - сказала Рэй. Неосведомленность женщины о тонкостях отношений редакций подсказала ей, что та вряд ли является соучредителем бизнесов Макса. Скорее любовницей или соискательницей на эту должность. Она поймала себя на том, что как бы  выдыхает про себя. Первоначальная версия заставляла ее чувствовать себя как на экзамене или смотринах.

-«Путешественник» и «Колесо» - два независимых издательства. Они слабо пересекаются по аудитории. В «Колесе», например, статьи про путешествия и туризм занимают лишь небольшую часть, тогда как здесь – это основная направленность журнала. Общие лишь владельцы.   

Рэй что-то продолжала про журналы, Эсме уже не слушала её, она сделала свои выводы. Рабочая лошадка, неказистая, малорослая, никакой стати, никакой грации, похоже, Макс нанял эту девочку действительно для работы.  Хотя... девочка неглупа, у неё хорошая кожа, опять же, брюнетка, такие Максу нравятся. Вот только молоденькая слишком, а Снорки  не любит молоденьких, говорит, ему скучно с ними. 

«И что она меня рассматривает так? – раздражённо  подумала между тем Рэй, - можно подумать, она сюда за этим приехала». 

- Ваш чай, миз Рейнолдс. Может, мне позвонить мистеру Снорки, сказать,  что вы тут и ждёте его? - Франка подозревала, что никакой договорённости о встрече в офисе не было, а для чего сюда припёрлась эта максова ведьма, остаётся только гадать. 

 Но, видимо, она получила своё, потому что лишь отхлебнув чай, Эсме скорчила гримаску:

- Вы же знаете, я не люблю белый сахар, только коричневый, тростниковый. Видимо, чай я допивать уже не буду, поеду на ужин.

-Максу звонить не надо, я всё равно уже не стану его дожидаться. 

-  Да, миз, я просто передам ему, что вы заходили, - кивнула Франка, невозмутимо принимая у нее еще даже не начавший остывать чай. 

Ну да, рыжая непременно передаст Максу. Целиком и полностью на стороне своего работодателя, никакой женской солидарности. Ну и пусть передаёт. Макс спросит, зачем она приезжала в его отсутствие, она признается, что ревнует, а Макс скажет, что его это забавляет. И ничего не поменяется.

Кроме одного. 

Она, Эсме, теперь знает, что представляет из себя новая помощница Макса. Неопасна, да, эта девочка сама не будет предпринимать никаких попыток сблизиться с боссом. Но, стоит Максу захотеть, он получит себе и эту словачку.

С такими мыслями Эсме встряхнула чёрной гривой, махнула шёлковым подолом и умчала на званый ужин для сливок северодюймского общества. 

- Гм, как-то легче дышать стало, не находишь, - усмехнулась Рэй, - и что это за птица важная к нам запорхнула? 

Она определённо была не в курсе личной жизни своего начальства. Если Макс не счёл необходимым дать эту информацию Рэй, то и от Франки она ничего не узнает. Тем более, Рэй не из тех, кто любит перемывать кому-то косточки.

 - Старая знакомая Макса. Светская львица провинциального масштаба, - вот и всё, что сказала Франка вслух. 

***

 Совместная рассказка с Холькой.

Текст: Холька, Gilar.

Фото: Gilar.


 Огромное спасибо Свете Kenobi за возможность снять в рассказке Эсме. И за кофе, конечно.  

 
 





Введите этот защитный код