Семейные ценности. Ч5
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

В замочной скважине завозился ключ, и Рэй тут же поднялась с дивана, проверяя боевую готовность. Игрушки? Пожалуйста. Расчехлены, постираны, расставлены. Мелкие предметы? Спрятаны или подняты повыше. Воздушный нежирный тортик? Ожидает в холодильнике.  Продавец зачем-то спросил ее, сколько лет имениннице, окончательно смутив и спутав свою покупательницу.  

В прихожей послышался шум. Звонкий голосок спросил что-то,  и ему ответил низкий ронов баритон.

Тахома сдалась перед лицом медицинского освидетельствования. Впрочем, Рэй понимала, несмотря на то, что трокмэ каматари переселилась в город, ее мысли и убеждения все еще оставались прежними, родовыми. От какой, интересно, опасности она думает, что спасает дочь, запрещая врачам делать прививки и хоть под каким предлогам брать кровь у Кары? Потеря души? Немочь и слабость? Духи отвернутся от нее? Рэй поймала себя на том, что сожалеет об отсутствии правильного ответа. Чисто академически сожалеет. Она тряхнула головой, отгоняя навязчивую мысль. Прошлое - прошлому. Сейчас же ей нужно перестать изображать застенчивую школьницу и взять себя в руки. Ну, хотя бы вид сделать. 

Она нерешительно двинулась в сторону прихожей, но её опередили, Рон уже входил в гостиную, её Рон нёс на руках маленькую девочку с длинными рыжими волосами.

«Разве дети в этом возрасте не лысые?»- удивилась Рэй и почувствовала себя ещё более неловко, если это было возможно. 

-Ну, вот и мы, - сообщил очевидное Рон.

Судя по тону, он тоже чувствовал себя немного не в своей тарелке, и видя это, девушка слегка успокоилась.

-Привет! – поздоровалась Рэй. Девочка проигнорировала ее и завозилась в руках отца. Похоже, ее ничуть не смущало его общество. Сайфер некстати вспомнилось что-то из курса университетской психологии в ключе определяющей  роли матери в этом возрасте. Хм…

-Эм… Ну и как вы погуляли?

- Были в парке. Купили воздушный шарик и отпустили его полетать.

- Нормально, - усмехнулась Рэй,  - я бы тоже купила воздушный шарик. Их все любят. А ещё мыльные пузыри.

 - Были, мыльные пузыри тоже были,  - засмеялся Рон и ослабил хватку, Кара немедленно выскользнула у него из рук и пошла осваиваться. 

-Не замерзли? Может, сразу чая? Или молока?

-Хорошая мысль, - сказал Рон, - пусть только осмотрится сначала.

Малышка тем временем и правда осматривалась. Игрушки подвергла тщательной инспекции, но, к ужасу Рэй, ничем не заинтересовалась и продолжила свою исследовательскую экспедицию. С серьёзностью великого учёного она подняла диванную подушку, заглянула под диван, в кадку с цветком, прошлась вдоль стеллажей, а потом вернулась к игрушкам. 

На этот раз она выбрала белого плюшевого медведя, уселась на диван, усадила его с собой и объявила: «Нануки». Секундой позже добавила для непонятливых: «Титяй!» 

- Ну, и что она сказала? - Рэй с надеждой посмотрела на Рона.

- Я не знаю, - признался малоопытный папаша. 

- Титяй? – Рон воспользовался полюбившейся ему уже тактикой повтора. Лучше нее работала только магическая игра в «куку».

- Тяй! - отозвалась Кара.

Это уже было больше похоже на дело.

«Чай», - подумала Рэй.

- Чай?  - Рон пошел дальше - спросил.

- Да! Да! Да! - уже совершенно однозначно заявила малышка.

«Черт!» - Рэй живо вспомнились жаркие университетские семинары, и те разы, когда она знала или догадывалась, какой должен был быть правильный ответ, но почему-то тушевалась и отдавала победу другим, менее разборчивым. Пообещав себе перестать смущаться, тем не менее, она с облегчением ускользнула на кухню. 

- Ты любишь чай? - спросил Рон с надеждой на диалог.

Кара кивнула молча.

- Ты любишь чай с сахаром? С конфетами? Может быть, с печеньем?

 - Ага, - ответила девочка, явно не разобравшись в слишком длинном вопросе.

- А ведь у нас, кажется, есть торт.

Это известие оставило Кару совершенно равнодушной, поэтому Рон поинтересовался:

- А ты знаешь, что такое торт? Ты уже кушала торт когда-нибудь?

- Неть, - сказала Кара, а Рон задумался - это она не узнала слово или Тахома и правда не кормит девочку сладким.

-Ну, как дела у разведки? –  Рэй вернулась из кухни и встала у него за плечом.

-А давай-ка мы мишку дадим Рэй поиграть, а? Кара, дадим, да? – предложил Рон. 

«А вдруг не даст?» - со страхом подумала Рэй. Почему-то ей очень не хотелось такого развития событий. Вплоть до того, что она оглянулась в сторону кухни: не кипит ли чайник? Словно почувствовав это, Рон тихонько сжал ее ладонь. И ей пришлось остаться и выслушать «приговор». 

  - Ага, - равнодушно сказала Кара, вручила Рэй мишку безо всякой торжественности, слезла с дивана и отправилась по своим делам. 

Девочка сунулась под журнальный столик, нашла там книжку, немного полистала, но, не обнаружив картинок, бросила и устремилась в сторону стойки с цветами. Рон бдительно направился за ней.

Они оба, отец и дочь, не обращали на Рэй внимания, и, наверное, к лучшему, потому что та пребывала в прострации, сжимала этого дурацкого медведя и не могла обнаружить у себя в голове ни единой мысли. 

- Бом-бом, - тем временем Кара возвращалась к дивану с добычей.

- Пляши, - совершенно чётко и внятно приказала она Рону.

Плясать отец почему-то не стал, а очень даже напротив, сграбастав Кару на руки, убрал дарбуку повыше. 

- Патафь мультеееек,- заныла девочка. Рон отказался - откуда у них в доме диски с мультиками, а сам подумал - надо же, такое современное дитя, а ещё каматари называется. Неведомо как проснувшийся инстинкт подсказывал ему, что сейчас самое время предложить альтернативу:

- Давай лучше порисуем!

- Да! Да! Да!

Вот и славно. 

Зов чайника отправил Рэй на кухню, а когда она вернулась, на журнальном столике уже покоился плод совместных творческих потуг Сайферов двух поколений. Начало, несомненно, было положено Роном. Елочка и солнышко выдали поклонника минимализма.  А вот Кара, похоже, исповедовала что-то близкое к орфизму. Она и сейчас с большим энтузиазмом накручивала новые круги и овалы вокруг елочки, солнышка и не замеченного Рэй ранее облака. Рон взирал на девочку со странным задумчивым выражением лица. И убийственной нежностью. 

Энтузиазм ребенка при виде чая с тортом позволил прервать процесс рисования быстро и безболезненно.

-Знаешь, я заметил, она левой рукой рисует, - поделился тревогой  Рон, пока Рэй освобождала поднос, - как думаешь, это не скажется проблемами в школе?  Когда я учился, моего одноклассника все время ругали за это.

-Рон! Ей еще и двух лет-то нет, а ты волнуешься о школе! -  рассмеялась Рэй.

- Но когда-нибудь будет! Может, стоит ее переучить пока есть время?

«Может ее мать и вовсе не захочет, чтобы она ходила в школу», - подумала Рэй, но озвучивать это вслух не стала. 

Тахома задерживалась, и это было прекрасно, потому что можно было пить чай спокойно, не торопясь.

- Я просила торт без шоколада, но нет ведь, смотри, на украшении есть шоколадные лепестки. Как ты думаешь, у малышки нет аллергии?

-Откуда? У меня вот никогда не было!  - отмахнулся Рон.

Рэй прыснула.

-Что? Ты чего смеешься?

-Да так…  Не обращай внимания. 

Они действительно успели напиться чаю, но всё хорошее когда-нибудь заканчивается, и теперь Рэй стояла и исподтишка следила за суетой в коридоре. Рон пытался сосватать Тахоме с собой остатки торта, который так понравился Каре, а та... Мать девочки не отмахивалась, она просто явно хотела побыстрее уйти отсюда.

«Неужели ей тоже бывает неловко», - подумала Рэй.

Уйти побыстрее не получалось, Кара отказывалась надевать куртку, потом отказывалась идти ножками, требовала взять её на ручки, потом стала канючить какой-то неведомый предмет, которого, видимо, у Тахомы с собой не было. Но мать не особенно обращала внимание на это буйство. Судя по тому, что ребенок очень быстро замолчал, там, в коридоре творилась самая настоящая каматарская магия. Рэй слегка выдвинулась вперед и посмотрела в коридорное зеркало. Тахома стояла полностью одетая, с перевязью из пестрой тряпки, в которой устроилась обмякшая Кара. Рэй была более чем уверена - девочка уснёт прежде, чем они выйдут на улицу.

*** 

Дверь захлопнулась, но Рон все не возвращался в комнату.

«Ему тоже нужно про это подумать».

До чего же Кара хорошенькая! Как жаль, что она, допустим, не племянница Рона. Да. Была бы она дочкой их недавней гостьи, Кэти. Можно было бы играться с ней, гулять, разговаривать  безо всяких задних мыслей. Или это вопрос привычки? В конце концов уже к чаепитию она, Рэй, перестала дергаться по каждому поводу.

Но нет. Не Кэти она дочка, а очень даже Рона. И Тахомы. Бррр.

«А ведь могла бы быть моей».

Впрочем, справедливости ради Рэй отметила – передергивает ее безотносительно Кары. Они как бы отдельно: Кара и эта ситуация. 

Рядом тихонько пристроился Рон. Сел прямо на пол, вернее на одну из разбросанных девочкой мягких игрушек. 

-Ты вообще как?

  - странно, - честно призналась Рэй, - не могу сказать, что привыкла, но терпимо. Девочка мне нравится. Забавная такая. И, кстати, ты заметил, что она ничуть на Та… эм… каматари не похожа? А на тебя очень даже. Что странно: рыжие волосы и светлая кожа – ген рецессивный. 

- У Сайферов нет рецессивных генов, - усмехнулся Рон, - наши с тобой дети тоже будут рыжими и светлокожими!

Он заявил так и осёкся, задумался. 

Оба замерли от мысли - у нас будут дети, когда-нибудь у нас будут дети. И оба подумали одно и то же, и оба знали про другого, что именно это за мысль. Одна на двоих: «Ох, скорее бы уже!» 

***

Совместная рассказка с Холькой.

Текст: Холька, Gilar.

Фото: Gilar.

 

 
 





Введите этот защитный код