Семейные ценности. Ч6
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

  Квартира, которую она привыкла считать своей, сейчас больше походила на восточной базар. Коробки, коробки, коробки… Откуда берется столько вещей? Без малого год, проведенный здесь, по военной практике можно было бы посчитать за три. Неужели правда, все последние события умудрились поместиться в этот сравнительно небольшой отрезок времени? Рэй казалось, она повзрослела на десятилетия. 

  -Тааак,  я смотрю, ты все-таки без меня начала, - бодрое посвистывание, с которым Рон вошел в комнату, сменилось ворчанием. На треть напускное,  в остальном - вполне искренне волнение, с лету определила Рэй, - я же просил не скакать по полкам, как коза горная! Сказал же, сам запакую!

 -Ой, да ладно! Перестань! Я, конечно, беременная, но не инвалид! – бодрый настрой мужа разбил охватившую ее меланхолию.  

 -Дурочка, ты, Рэй, - хмыкнул он, - вот погоди, ребенок родится, и ты еще пожалеешь о своих словах, будешь хлопать глазками и просить меня подольше посидеть с ним.

 -А может, с ней? 

 -Может и с ней. Или с ними. Если честно, мне без разницы, как получится. 

 -Теперь все изменится, да? – Рэй приподнялась и посмотрела мужу в глаза. Вопрос, который давно уже крутился в голове, требовалось вытряхнуть наружу, -  это здорово, но будем ли мы хорошими родителями? Справимся ли?

 -Милая, это мандраж. У нас все получится.  

 - А если нет?

  Рон закусил губу и отвернулся. Не нужно было быть телепатом, чтобы понять: он подумал о своей второй дочери, дочери исчезнувшей из города. В повисшей паузе растекалось невыносимое чувство неловкости. Рэй ни словом не обмолвилась о визите к Тахоме. По ее просьбе молчал и Терри. В полиции их спрашивал про возгорание, даже заставили расписаться в подписке о невыезде, что стоило Сайферам изрядных нервов, однако тень подозрений быстро растаяла, и, несмотря на неудовлетворение друг другом, Рэй показалось, что за это ей стоит благодарить Максимилиана Снорки. Она с легкостью могла представить, как Макс отмахивается от полисмена и кидает короткое «вздор» на предположение о виновности бывшей помощницы в поджоге.

   Ну а касательно Тахомы… Трезвым умом приходилось признать: та ночная эскапада не могла, не имела ни малейшего шанса получить одобрение Рона. Что ж, Северный Дюйм снабдил Рона мрачной тайной существования внебрачной дочери. Выравнивая счет, Рэй тоже увозила отсюда секрет. 

  -Никаких "нет", без вариантов, все будет хорошо, - уверенно произнес Сайфер. И если какие-то сожаления или сомнения и терзали его, времени более неподходящего для извлечения их на свет придумать было сложно, -   ну, правда, Рэй, мы уже не дети. Не испуганные старшеклассники с дитятей на шее. У меня был приятель, девушка которого залетела, когда еще в школе училась, так они и поженились, сразу, как получили аттестат. Помню выражение его лица, я тогда подумал, парень еще не понял - все всерьез. Или ты волнуешься за финансы? Не стоит. Поиском работы я займусь сразу же, как вернемся. Более того, у меня на примете уже есть вариант. 

-Знаешь, ты сейчас очень на моего папу похож, - улыбнулась Рэй, - это мама у нас «мисс логика», а па часто придумывал разные приключения, события, игры. Но главное даже не это – ему всегда удавалось подбодрить и успокоить меня.

Теплый бок мужа оказался отличным средством от невнятных переживаний, вяло ворочающихся где-то на периферии сознания. Рэй даже задремала минут на десять, а проснувшись, поняла, что проголодалась.

 

***

 Пока Рон, благородная душа, возился с ужином, она потихоньку паковала разные мелочи.  Притаившись среди одежды, в какой-то момент в руки ей скользнул каматарский трофей.

 Ткань – теплая, но мягкая, замысловатые узоры выдержанных цветов. Приятная, очень приятная вещица. Казалось бы, за годы использования делпа должна была превратиться в замызганную, обветшалую по краям тряпку. Но этого не произошло. Рэй слабо представляла себе, какие церемонии и ритуалы отправлялись у каматари с участием религиозной одежды. Может она не верно поняла Карему, и делпа не передавалась от матери к дочери, а изготовлялась для новой трокмэ? На минуту она позволила себе помечтать, какое знатное исследование можно было бы устроить, какую монографию написать! Увы! Теперь каматари должны были быть вычеркнуты из ее жизни, ровно как Элдинги несколько лет назад. 

  Повинуясь внезапному порыву, женщина укуталась в шаль. На минутку задержала дыхание и тут же тихонько рассмеялась. Нет, никакого мистического опыта, транса или видения на нее не снизошло. Какая глупость! Вся ценность этого предмета заключалась в конкретной вере конкретных людей, ясно как божий день. Ее же приобретение  - всего лишь экстравагантная шаль сдержанных оттенков. Очень, кстати, уютная. Может и Тахома, вот так же сидела, укутавшись в делпу, и ждала, когда внутри нее подаст первые явные признаки жизни подрастающий малыш.

  Мысль, так сладко убаюкавшая ее, медленно добралась до сознания. Как Тахома? Ну нет! Рэй не хотелось иметь с ней ничего общего.

  Она грубо, уже не заботясь о сохранности каматарской реликвии, запихала делпу в коробку. Не удовлетворившись и этим, Рэй отправила коробку за диван.

  Хватит.

***

  После легкого ужина Рон уложил жену в постель и, поборов попеременно чудовищный зевок и  огромное желание пристроиться рядом, отправился в гостиную. Дверь он оставил открытой  -  мало ли что? Вдруг Рэй позовет? Он приглушил свет. В металлическом ободке лампы ему улыбнулось слегка вытянутое отражение. Весьма довольное, кстати. Рэй толи в шутку, толи всерьез начала ворчать, что, дескать, его предусмотрительность и забота в последнее время слегка … эм… задалбывают. Рон улыбался, Рон кивал и Рон беззастенчиво продолжал в том же духе. В этот раз все будет по-другому. В этот раз все будет правильно.

  Настенные часы отсчитывали последние мгновения дюймской жизни. Суббота, воскресенье, и уже в понедельник они покинут этот гадкий городишко. Конечно же, не навсегда. Вопрос с Карой нужно будет решить. Но не сейчас, позже. Твердая уверенность в том, что он с этим справится, поселилась в сердце Рона, тогда как разум пасовал и просил пощады. Найти каматари в лесах. Ха! Да иголку проще, ту самую,  пресловутую, в стоге сена. Сейчас думать об этом совершенно не хотелось. Пусть сначала родится их с Рэй ребенок. Всего себя хотелось Рону посвятить именно этому. Ведь это не предательство по отношению к дочери, правда?

  Кстати, о времени. Завтра большой день. Нужно успеть запаковать все в гостиной и на кухне. Спальней они займутся с самого утра. Большая часть утвари и личных вещей поедет в Ступицу почтой. К Лейле, на старую квартиру, Рэй договорилась. В обед приедут забирать мебель, и если менеджер салона останется доволен состоянием, с фирмой они в расчете, если же нет – придется улаживать все дистанционно. Ах, да. Потом нужно будет отвезти Дане, родственнице Катрин Гудман, цветы и некоторые вещи. И вернуть машину в прокатную контору.

  Воспроизведя в голове сей немалый список, Рон засуетился. Отвертка так и замелькала в его умелых тренированных пальцах. Рэй с несвойственной ей прежде безапелляционностью заявила, что расстаться с голубой подставкой для цветов – выше ее сил. Рон скривился, покивал и купил целый рулон упаковочного материала. 

  Все предназначенное к встрече с почтой он сложил в стопку слева от дивана. С полдесятка коробок, и это еще только начало. Благо они прожили в Дюйме всего девять месяцев, иначе коробок было бы куда больше. Девять месяцев, как ребенка родить. Соответствие чего угодно интересующей его ныне темы привычно вызвало легкое будоражащее возбуждение. «Эй, я буду отцом! И да, вот так - впервые». Что ж, время подходящее, знак перемен. Рон хмыкнул и, отвлекшись, упустил только что извлеченный из подставки болт.  Маленький паршивец закатился за диван. Мужчина чертыхнулся и полез за ним,  в общем-то, понимая: просто так достать беглеца не получится – придется искать нечто тонкое и длинное. И фонарь. Однако, вопреки ожиданиям, далеко болт не ушел – ему помешала коробка. 

  Рон не помнил, чтобы они хранили что-то там. Вероятно, коробку запихнула Рэй. Он открыл крышку: какие-то вещи. И расцветочка подходящая, как раз в ее вкусе.

  «Щас бы забыли, а потом искала полгода, - хмыкнул Рон, - все-таки женщины во время беременности такие рассеянные!»

  Мысль ему понравилась. Рассеянные, ага. Ощущение собственной нужности и нахождения на правильном месте снова заколыхалось в груди.

  Рон решительно поместил коробку в кучу товарок и снова принялся за цветочную подставку.

  Ведь время было дорого.  

***

 
 

Комментарии:

Елена (27-07-2016 12:52)

Скучаю по этим историям. Планируется ли продолжение?

Страницы: 1 






Введите этот защитный код