Кто там? Ч1
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

Дело, которое предстояло Рашиду, вызывало в нем ощущение брезгливости и неуважения по отношению к самому себе. Именно поэтому он так долго откладывал поход в арабский квартал. Там, где прошла большая часть его детства, Рашиду предстояло добыть доказательства привязанности братьев Акари затем, чтобы в дальнейшем апеллировать к ним, отрицая наличие у себя преступного умысла. Ведь он только хотел помочь воспитавшему его брату, так?

Дом, переданный Арни в его полное владение, как вещественный призрак, наверняка должен был вызвать целую бурю эмоций. Знакомые скрипы и запахи, самые верные спутники любого помещения, обладали могущественной магией возвращать человека обратно, в его детство и юность. Рашиду же хотелось идти дальше.

Свернув на знакомые косые улочки, он понял, что ошибался. То ли его настрой, то ли привычно осыпающиеся цветы акаций, то ли поздоровавшийся продавец газировки — что-то ввергло его в состояние навязчивой, приторной ностальгии еще не доходя до дома. Рашид купил себе баночку и уселся на лавочку под огромным разлапистым фикусом. Ему вспомнилось время, когда они с Арни сидели на мели и порою дома не было денег даже для того, чтобы купить хлеба. На прозрачные намеки своего подопечного о том, что раздобыть их не проблема, Арнольд, решивший серьезно взяться за воспитание мальчика, отвечал резкими отповедями, а иногда и чувствительными подзатыльниками. Так что приходилось затягивать пояса. Это было бедное время. Но оно же было и счастливым. Ускользнув вечерами от бдительного ока брата, Рашид с приятелями шел к побережью. Предварительно затарившись вожделенной газировкой, иногда украденной, иногда честно купленной, и нехитрой снедью, сидя на понтонах, они кидали плоские камешки в воду и болтали о  всяких пустяках.

Ленивый мяч мягко коснулся его ноги и прервал свое движение. Рашид, до этого задумчиво вращающий в руке согревшуюся банку, встрепенулся и тряхнул головой. Длинноногая, несуразная девочка осторожно приблизилась к нему. Он мягко улыбнулся и протянул ей мяч. Девочка опасливо сдернула игрушку с его рук и, повернувшись к Рашиду спиной, пошла прочь торопливым, слегка деревянным шагом. В отличие от Бахати, она оказалась нормальным хашорским ребенком — настороженным и диким. Рашид вздохнул. Ему отчетливо подумалось, что было бы совсем неплохо иметь своих собственных детей. Но не здесь — не в Хашоре.

 А между тем зимнее солнце уже начало свой путь вниз, и Акари последовал его примеру. На скамейке доказательством его недавнего присутствия осталась непочатая банка теплой газировки.

 ***

  r

То, что в доме кто-то бывает, он понял сразу. Это ему подсказали крыльцо, свободное от характерного налета травы и пыли, и новый, незнакомый замок в двери. Прежде чем что-либо предпринимать, Рашид обошел дом и попытался заглянуть внутрь. Попытка провалилась — все окна были плотно зашторены. Притаившись у двери, он долго вслушивался, но внутри была тишина. Он крепко пожалел, что на поясе нет привычного пистолета. Рашид не жаловал "последний аргумент" именно как аргумент, но само его присутствие не раз выручало его. Еще чуток потоптавшись на пороге, он наконец-то решился и, высадив дверь, проник в коридор собственного дома.

 Он сразу почувствовал, что что-то не так. Вернее, "не так" было все: песок, хрустящий под ногами, какие-то посторонние тряпки, вещи, а главное, в доме поменялся запах, впустив в себя затхлость и едва уловимую сладковатую нотку гниения. 

 "Надеюсь, у меня в комнате нет трупа…"

 Рашиду хватила только одного взгляда на гостиную, чтобы категорически отвергнуть родившуюся было мысль о том, что при сложившимся дефиците средств он мог бы пожить и дома. Разбросанные по полу ровным слоем  вещи, скомканные испачканные, смешанные с каким-то мусором, запросто превратили комнату в локальный филиал свалки.  Острый рашидов взгляд выхватил в общей куче его любимую синюю рубашку, ныне узкую в плечах, и когда-то белую безрукавку Арни. Пожалуй, окажись здесь и сейчас возмутитель порядка в его доме, и обвинения в попытке убийства человека, которые безрезультатно старалась нарыть Наяма, незамедлительно получили бы самое прямое доказательство.

 Кухня представляла собой не менее печальное зрелище. В разводах, с отпечатками жирных пальцев на всех доступных поверхностях, горой немытой посуды и явственно подгнившими овощами, она решительно отличалась от того состояния, в котором Рашид оставил ее в свой последний визит. 

 

Но если гостиная представлялась всего лишь местом разового мародерства, то кухня явно служила кому-то постоянным пристанищем.

 

 ***

 Стоя в эпицентре этого хаоса, Рашид почувствовал себя совершенно чужим в собственном доме. Он как раз подумал о том, что здесь абсолютно нечего ловить, когда из тумбочки для посуды раздался приглушенный чих. Акари моментально подобрался и бесшумно подойдя к раковине, достал оттуда все еще острый, хоть и давно нечистый столовый нож. Вооруженный таким образом, он резко распахнул дверцу шкафчика.

 Изнутри на него уставились колючие и одновременно испуганные глаза. Скрючившись в три погибели, там прятался мальчишка лет семи. Было видно, что даже застигнутый врасплох, он все же пытается хорохориться. Он что-то резко выкрикнул, но Рашид не понял ни слова, лишь по интонации угадав угрозу.

 -Ну-ну, каков нахал!- усмехнулся Акари, откладывая нож в сторону, - вот, значит, ты какой, мародер. Кажется, сейчас у кого-то начнется продолжительная и нечеловечески жестокая трудовая повинность. А ну, вылезай!

Мальчишка не сдвинулся с места.

Рашид повторил свое приказание на сомали, а затем на французском, английском и  ломаном суахили*. Поманил пальцем. Результат остался тем же. Ребенок, похоже, не понимал его.

 -Ладно, по-хорошему мы не хотим, будет по-плохому, - Акари решительно потянулся за мальчишкой, намереваясь вытащить эту улитку из раковины. Тот еще больше сжался и отчаянно пробежал глазами по своему ненадежному убежищу, ища, за что бы уцепиться.

 -Ха, дельце не выгорело, -  Рашид потащил его на себя. И мальчишка неожиданно сдался. Однако в следующее же мгновение Акари вскрикнул и отпустил его, инстинктивно прижав к себе левую руку. Из его ладони, рождая острую волну боли, торчал перочинный ножик. К счастью небольшой, его острие так и не вышло с другой стороны, но как показала практика – хорошо наточенный и очень функциональный.

 Глядя как первые соленые капли медленно ползут к запястью, Рашид неожиданно отстраненно подумал о том, что вот-вот потеряет контроль над собой.

 Он молча, быстро и крайне безразлично извлек брыкающегося мальчишку из шкафа и швырнул его в противоположной стенке. Тот скукожился и наконец-то захныкал, не столько от боли, сколько от испуга и непонимания, что же делать дальше.

 -Заткнись, - коротко бросил Рашид. Мальчишка уловив его интонацию, замер, но лишь с тем, чтобы тут же заверещать на незнакомом Акари языке. 

Рашид замахнулся на него, и крик мгновенно смолк. Маленький оборванец зачарованно уставился на нож, все еще торчавший из ладони.

 В наступившей тишине явственно послышалось характерное поскрипывание чердачной лестницы. В доме был кто-то еще.    

***

 Он шел даже не таясь, а может, просто не умел. Парень, лет 16-и, растрепанный и заспанный, ужасно напуганный, но вооруженный вполне настоящим пистолетом.

-Ти'рэ**,  Ти'рэ! – каким-то шестым чувством он угадал в Рашиде франкофона. Впрочем, его жесты сами по себе носили вполне международный характер.

 -Какая наглость являться в мой дом, гадить здесь, носить мои рубашки, менять замок, да еще и ударять меня ножом, я уже не говорю об угрозе этой пукалкой, - все это Рашид произнес нарочито спокойным, даже просительным тоном, не забыв распахнуть пошире глаза и выразительно покивать на свою рану.

 -Придется наказывать. А что делать? – он выжидающе и настороженно наклонил голову и покивал подростку, - а может рассказать тебе доказательство теоремы Ферма, тебе же плевать, что я говорю, да? Ты же ничегошеньки не понимаешь, мальчик, - он снова улыбнулся. Шажок. Другой. Практически на месте. Шаг. Другой.

 Парень повелся на его тон и  слегка успокоился. Наконец-то позволил себе оторвать взгляд от рашидова лица и  удостовериться, что с его дружком все в порядке. Он понял, что его жертва теперь слишком близко, только в тот момент, когда в живот ему врезался локоть, а пистолет загадочным образом перекочевал в правую руку незнакомца. 

 Тот не отказал себе в удовольствии направленным пинком «проводить» его к маленькому засранцу.

 -Итак, - усмехнулся Рашид, - теперь у меня оружие в обеих руках, - он картинно помахал поврежденной конечностью и тут же досадливо сморщился - любое движение рождало вспышку новой боли. 

 Должно быть, его лицо неприятно исказилось, но так или иначе, братцы, как про себя окрестил их Рашид, испуганно прильнули друг к другу. Старший очень по-взрослому закрыл собой маленького волчонка от возможной угрозы.

 - Эстеп, Льяко, эстеп…- приглушенно сказал он мальчишке.

 -Па ти'рэ***! Па ти'рэ! – Рашиду.

 Не нужно было быть образованным лингвистом, чтобы понять эту фразу.

«Беги, Льяко, беги».

Жест и фраза тупой болью отозвались у Рашида в сердце.

-Ля’н! – в этот момент Акари отчетливо понял, что никаких репрессивных мер сегодня не будет, и со своим возмущением,  злостью, обидой и болью придется разбираться самостоятельно. Ровно как и с загаженной кухней, гостиной, спальней…

 - Décampez****, - он подтвердил свою фразу выразительным кивком в сторону двери. Братья недоверчиво переглянулись.

- Décampez , пока не передумал… - он повысил голос, - ну!!!

 Подросток бросил выразительный, тоскливый взгляд на пистолет в его руке, но Рашид отрицательно покачал головой.

В свою очередь Акари указал на рубашку старшего из братцев. Тот понял и торопливо снял ее с себя. Рашид сомневался, что теперь когда-нибудь наденет ее, как и любую вещь, оставленную в доме, но все-таки ему не хотелось, чтобы непрошенные гости унесли с собой частичку его памяти. 

 Напоследок он навел резкость, нисколько не заботясь о том, понимает ли его хоть один из братьев, - это мой дом, - он обвел пространство рукой, обнимающей пистолет, - мой! И если я еще раз увижу кого-то из вас здесь, рядом, вот тогда вам точно не поздоровится. Ясно? А теперь, вон! Пошли прочь!

 Это они поняли. Через несколько секунд кухня была пуста, если не считать ее полноправного хозяина, который тоже, сказать по чести, был бы не прочь поскорее покинуть эту грубую карикатуру на хранимый в его воспоминаниях образ.

***

 Абсолютно не веря в то, что в этом доме он сможет найти хоть какую-нибудь чистую тряпицу, Рашид оторвал кусочек ткани от рубашки. Для однорукого человека это оказалось довольно непростым и весьма творческим заданием. Во время «беседы» с братцами он основательно залил пол кровью, и теперь кухня напоминала не просто свалку, а место бандитского погрома.

 Попытка включить кран не принесла результатов. Трубы напряглись и выплюнули лишь жирную ржавую каплю непонятного содержимого, частично пролив свет на происхождение горы немытой посуды.

 Рашид прикинул, стоит ли оставить нож в ладони еще на какое-то время. Его извлечение грозило вспышкой новой боли и обильным кровотечением. С другой стороны, оставляя как есть, нужно было понимать, что каждое его, даже микроскопическое движение стократ отзовется в ране. Безусловно, в больнице Рашида сердито отчитали бы за попытку извлечь нож самостоятельно. Но обращаться в больницу он не собирался.

 Решившись, Акари несколько раз глубоко вдохнул и резко потянул «подарочек» на себя. Боль на несколько секунд ослепила его, и пока он накладывал дрожащей здоровой рукой давящую повязку, вся его рубашка оказалась художественно измарана.

 Рашид чертыхнулся - выйти в таком виде на улицу, чтобы тут же не нарвать на неприятности не представлялось возможным. К тому же, за тонкой тканью скрывался все еще работающий микрофон, весьма затрудняющий любые его публичные переоблачения.

 Впрочем, решение созрело быстро. Слава богам, он был дома, а значит, вполне мог обратиться к соседям за помощью. Тем более, что их рассказы вполне могли сыграть на его необходимость сбора доказательств отсутствия своей вины. Слегка поколебавшись между двумя вариантами, он выбрал в качестве объекта своего визита тетушку Пич. Тем более, что она жила всего через три дома.

 Рашид как смог, спрятал оба своих трофея под рубашку, и немало не заботясь о выбитой двери, вышел на улицу.

***

  * Выбор языков завязан на наличествующие рядом федеральные единицы. Сомали- один из официальных языков собственно Сомали (второй- арабский). Суахили – это, соответственно, ближайший сосед- Кения, английский- Судан и Сейшельские Острова (французский - они же).

**Исковерканное «tirer» (фр.) – стрелять.

*** Исковерканное «pas» (фр.)- не, нет.

**** Décampez (фр.)- убирайтесь.


Музыкальный фрагмент: Phil Thornton and Hossam Ramzy, "Praying for rain".


Отдельное спасибо Merrybran Brandybuck за разрисовку мальчика и Ольге Бегущей-с-волкамиза его старшего товарища. 

 
 

Комментарии:

Хэ (04-02-2010 20:43)

Пацанов жаль. Есличё, старшенький у меня есть.
Gilar (04-02-2010 20:51)

Да, жаль. Но, думаю, они привычные.
А то, что есть, буду иметь в виду. Но вряд ли он еще понадобится...
Iris (08-02-2010 14:16)

Ну зверята:-)
съемки оченьнатуральыне:-)
испачканная рубашка впечатлила:-)
Марина (Черри Дэвлин) (09-02-2010 19:30)

Кухня, обалдеть, какая реалестичная
Chaka (12-05-2012 18:53)

I much perefr informative articles like this to that high brow literature.

Страницы: 1 






Введите этот защитный код