Кто там? Ч3
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

r
 Подходя к дому, Рашид замедлил  шаг и, скользнув в тень прилегающих домов, долго всматривался и вслушивался, пытаясь понять, ждет ли его внутри сюрприз от изгнанных братцев или какого нового претендента на его жилплощадь.

Однако, в доме было темно и тихо. 

На пороге ему под ноги метнулась серая тень.

-Диса! – Изумленно воскликнул Рашид.

Кошка подняла голову и коротко мявкнула. Ну Диса. Узнал, молодец. Кормить будешь? И уверенно просочилась внутрь дома. Акари последовал ее примеру. 

 Мазнув хвостом по хозяйской ноге, кошка принялась исследовать территорию кухни в поисках съестного. Рашид искренне пожелал ей удачи – по его мнению, задачка была из разряда невыполнимых. 

 Найдя на полу лужицу засохшей крови, кошка внимательно обнюхала ее и попробовала на вкус.

 

При виде такого непотребства, Акари сгреб живность в охапку и усадил себе на колени.

Строго говоря, Дису нельзя было назвать его кошкой. Дворовая разбойница, она гуляла где и когда хотела, лишь периодически снисходя к людям. Не прекратились ее приходы и после того, как братья Акари покинули дом. Казалось, кошка каким-то шестым чувством угадывает его редкие посещения арабского квартала, и с этакой нагловатой непосредственностью неизменно появлялась на пороге. Впрочем, Рашида это вполне устраивало: кошка всегда сопровождала его на ночные перекуры, крутясь под ногами и мелодично мурча. Пара рыбьих голов, специально купленных на портовом рынке, казались вполне справедливой платой за это полуночное общество.  

 -Ах ты, старая разбойница! Диса, девочка, Дисабилити… - кошка довольно замурчала.

Свое звучное имя она получила лет шесть назад, аккурат в период увлечения Рашида политикой.

Младший Акари в тот момент любил пафосно провозглашать, что даже кошку назвал в честь сомалийского правительства*.

Впрочем, права и достоинства Дисабилити это ничуть не умаляло. Она не интересовалась политикой, она интересовалась рыбой.

Кошка привычно ткнулась в рашидову руку и тут же недовольно отпрянула – под бинтами пахло резко и неприятно. Человек тоже дернулся и настойчиво согнал любопытную с колен, от греха подальше. 

 

 ***

 Пыльная, неизвестно каким чудом выжившая лампочка, тускло освещала кухню. Рашид припомнил, что внес авансные платежи на довольно длительный срок. Что ж, благодаря этому предусмотрительному шагу, ему не приходилось сидеть в темноте.

 Очень хотелось курить, но, было нечего. Памятуя о предостережении Удо, он не собирался бродить по кварталу, тем более в окровавленной рубашке. Проблему одежды нужно было как-то решать, но в приступе брезгливости, Рашиду совершенно не хотелось прикасаться к вещам, захваченным малолетними мародерами. Не мудрствуя лукаво, он позвонил Кофи и вкратце изложил ситуацию. Как и следовало ожидать, его личный цербер высказался кратко и нецензурно. Однако пообещал приехать утром. В порыве наглости, Акари попросил его привезти чистую рубашку, свежую газету и пачку сигарет, схлопотав еще одно пожелание катиться в преисподнюю. Закончив разговор, Рашид улыбнулся и записал на свой личный счет «Акари- Чиумбо» еще одно очко.

 

 Звуки чьих-то быстрых шагов, неожиданных криков, шуршание шин по мостовой могли бы вызвать тревогу у стороннего гостя, но Рашид, проживший в этом квартале без малого семь лет, воспринимал их как нечто родное, знакомое и успокаивающее.  

 Он подсчитал, что визит Арни пришелся на последние дни, проведенные им в Ступице. И о цели его прихода сюда можно было только догадываться. Впрочем, Арни никогда особо не любил этот дом. В отличие от своего воспитанника, он без малейших  колебаний при первой же возможности отряхнул с сапог пыль арабского квартала. Рашид запоздало подумал о том, что было бы интересно узнать, как дом попал в руки брата. Ведь ни один, ни второй Акари не могли похвастаться хашорским происхождением.  

 

 Вполне очевидным было то, что Арнольд пришел в свой старый дом не по сентиментальным соображениям, столь чуждым его характеру, а чтобы забрать или оставить что-либо здесь.

В проверку мелькнувшей мысли, Рашид забрался на табуретку и  пошуровал здоровой рукой за шкафом – там, в щели между буфетом и стенкой был прикреплен особый кармашек для «тайных посланий», оставшийся после периода его увлечения шпионскими историями и время от времени используемый братьями в качестве шутки.

Тренированные пальцы сразу же нащупали бумажный лист.

 

 Рашид спрыгнул с табуретки и осмотрел свою добычу.

«Брат, надеюсь, судьба будет к нам благосклонна, и ты прочтешь это письмо…»

Довольно короткое, слегка пыльное, написанное твердым и разборчивым арнольдовским подчерком, письмо жгло ему руки.

Одно дело обвинять исчезнувшего Арни в его грехах так сказать за глаза, и совсем другое – столкнуться с прямым доказательством его существования и участия.

 

 Акари тяжело вздохнул, придвинул к себе табуретку и погрузился в чтение.

 

Брат, надеюсь, судьба будет к нам благосклонна, и ты прочтешь это письмо. Твое резкое исчезновение беспокоит меня не на шутку. Г. подозревает, что тобой занялись те, кого мы всегда старались опасаться. Я молю всех богов, чтобы он оказался не прав. Если же это так, мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь тебе. Сейчас мы срочно покидаем Хашор, пусть наш отъезд тоже послужит тебе. Я рассказал Г. о всех  делах, которые мы вели в последнее время, следов не останется, он обещал позаботиться обо всем. Как только появится возможность, я вернусь в город и найду тебя.

А.    

 

 -Боги, Арни, как можно быть таким идиотом!  - Рашид устало уронил голову, - я же предупреждал…Говорил…

 

 Акари вскочил и заметался по кухне. На полу хрустел песок и осколки разбитых чашек. Диса недоуменно мявкнула и обиженно отдернула хвост, чуть было не ставший жертвой невнимательных ног.

 

 «Арни-Арни, как же мне теперь быть?» - Рашид наконец замер и прислонился к буфету. Однако никакого решения в его голове так и не созрело. Громко чихнув от забившейся в нос пыли, он махнул на все рукой и отправился устраиваться на ночь.

 ***

 Безусловно, он знал, что его комната не избежит общей участи, но, тем не менее, вид развороченного убежища поднял внутри волну раздражения и злости.

 

 Диса взволнованно крутя хвостом, энергично обнюхивала сброшенные на пол в поисках чего-либо ценного предметы: книги, тетради, диски…

 

 Рашид опустился на колени и, вполголоса матерясь, выудил из мусора несколько книг, чья чистота вызывала у него наименьшие подозрения.

 

 Небрежно стряхнув рукавом безвозвратно погибшей рубашки пыль, он аккуратной стопочкой положил спасенные книги на полку. Засохший декопон** немым укором уронил последний пожелтевший лист.  

 

  Рашид подобрал разбросанные осиротевшие вешалки, и с изумлением уставился на каким-то чудом уцелевшие галстук и шляпу. Вероятно, незваные гости такой одеждой просо не интересовались.

 

 Диса, требуя еды и внимания, напомнила о своем присутствии вежливым мявом и потерлась о наградной кубок. Рашид хмыкнул, и решительно сгреб все оставшиеся на полу предметы  в один из углов, не пощадив и при этом знак отличия.

 

 Разобравшись с хламом, он плюхнулся на тахту.

-Кис-кис…

Кошка уразумев, что кормить ее сегодня вовсе не собираются, все-таки снизошла и грациозно запрыгнула наверх.

 

 ***

 Через какое-то время Рашид поднялся и, натаскав к входной двери мебели, соорудил некое подобие баррикады. Заглянул в кладовку и даже разыскал там  никем не тронутый плед. По сравнению с остальными вещами, да взять хотя бы его рубашку, плед просто благоухал чистотой и свежестью. Легкий запах затхлости не  в счет, правда?

 Он устроился на тахте, внутреннее недоумевая, и как это раньше спал на этой узкой и короткой кровати?  Дисабилити  ища себе удобное положение, завозилась сверху.

 

 Акари прикрыл глаза и честно постарался заснуть. Но сон никак не шел. Навязчивые мысли, звуки с улицы, застоявшийся  воздух помещения, ворочающаяся кошка и напоминающая о себе ноющей болью рука словно сговорились, решив меж собой не дать ему выспаться.

Повалявшись еще минут пятнадцать, Рашид сел на кровати.

 

 Чтобы скоротать время, достал из кармана письмо Арни и еще раз прочел его.

«Я рассказал Г. о всех  делах, которые мы вели в последнее время»,- вот спасибо, Арни.
«…следов не останется»,- да уж, его следов точно не осталось.
«… он обещал позаботиться обо всем».- охотно верю…

 «Интересно, может ли это письмо как-то помочь моему делу? - подумал Рашид, - Как прямое доказательство – вряд ли, а вот как косвенное…»

 

 Рашид отложил письмо и снова улегся. Кошка, заинтересованная шуршание бумаги, соскользнула на пол.

 

За окном негромко переговаривались два мужских голоса. Вслушиваясь в их размеренный речитатив, он и сам не заметил, как задремал.

 

 ***

 Вырванный из сна неожиданным шорохом, Рашид схватился за оружие.

 

 Но впотьмах шуровали вовсе не изгнанные братцы, вернувшиеся с подкреплением, а гонявшая какую-то обертку Дисабилити. Испуганная его резким движением, кошка бросила игрушку и отскочила от кровати, и лишь ее глаза сердитыми зелеными отблесками мерцали в темноте.

 

 Рашид выругался и похлопал по одеялу рядом с собой:

-Кис-кис, иди сюда…

 

 Диса недоверчиво мяукнула, но нарезав пару кругов по комнате, все-таки взгромоздилась ему на грудь. Чуть позже послышалось тихое мурчание.

 

 От кошки исходило уютное тепло, и Рашид лежал тихо-тихо, чтобы снова не вспугнуть ее. – Ну вот,  теперь я не один, - сонно пробормотал он и прикрыл глаза, теперь уже до утра.

 

 ***

 Его разбудил требовательный стук в дверь.

-Эй, Акари, ты здесь???

Сообразив, что это Кофи, Рашид поспешно запихал пистолет под кровать и отправился разбирать возведенную накануне баррикаду.

 Оказавшись внутри, Чуимбо презрительно поджал губы и последовал за хозяином на кухню.

 

  Привыкнув к потемкам, он внимательно рассмотрел своего подопечного и нахмурился:

-Ты мне все расскажешь, Акари…

 

 Рашид не ответил, сдвинул брови и вызывающе посмотрел на Кофи. Тот лишь усмехнулся. Оба знали, что расскажет.

 

 Первым прерывая игру в гляделки, Рашид насмешливо хмыкнул и прислонился к столу.

-Ну, что, принес?

 

 -Нет, просто так решил сюда прокатиться, дай, думаю, Акари навещу с утра пораньше – проворчал Кофи и полез в сумку.

 

 Решив было поставить ее на стол, он внимательно посмотрел на столешницу, украшенную крошками, застарелыми кольцами «чайных кругов», белым пушком плесени и высохшими каплями крови, и передумал.

 

 -Знаешь, Акари, такого срача, как здесь я давно не видел! У тебя тут скоро разумная плесень заведется. Под ногами песок, мусор какой-то, про кухню вообще молчу, а на пороге и вовсе - дохлая кошка.

 

 -Что??? – опешил Рашид, - не может быть! Если это правда, кто-то точно покойник…Диса, Диса!

 

 -Мя? – Дисабилити с готовностью отозвалась с буфета. Не иначе в предвкушении завтрака.

-Вот ты где…-Рашид облегченно вздохнул.

 

 -Что все это значит? – Требовательно спросил Кофи.

 

 -Ничего особенного. Просто соседи по кварталу радуются моему появлению. И выражают свою радость…эээ…доступными средствами. Кстати, Кофи, я решил переехать сюда. Это же мой дом в конце концов…

 

 На словах «мой дом» Кофи ухмыльнулся, выражая свое отношение к этой развалюхе.

Рашид, задетый за живое, резко замолчал.

 -В клетку, - досадливо протянул он, глядя на появившуюся из недр сумки рубашку, - какая безвкусица. А что, однотонную нельзя было принести?

 

  Губы Кофи сжались в тонкую полоску, и Рашид благоразумно заткнулся.

 

 Чуимбо не без мстительного удовольствия наблюдал, как Акари пытается справиться с юркой манжетной пуговицей.

Противоречивые чувства вызывал в нем этот ершистый подозреваемый. Кофи казалось, что пересекись их жизненные пути при других обстоятельствах, они вполне смогли бы стать хорошими  приятелями, если даже не друзьями.

 

 -Акари, ты, что, спал с аппаратурой? – Кофи заметил подозрительно накрененный среди пластырного плена микрофон.

-Нет, я спал один, - огрызнулся Рашид, наконец-то справившись с рубашкой.

-Если ты испортил микрофон… -начал было правоохранитель.

 

 -Послушай, Кофи, а тебе не кажется, что все эти ваши угрозы и нарекания не способствуют моей лояльности, а? Вам с Наямой никогда не приходило в голову, что к людям можно относиться по-другому? Я постоянно хожу по краю, и что слышу в ответ? Акари то, Акари сё, вечно неправ. Надоело!

-А чему ты удивляешься? Ты – подозреваемый, преступник. Какое особое отношение надеешься получить? За что?

-Да не надеюсь я на особое отношение! Но и ваши мелочные тычки осточертели уже.

Кофи, как показалось Рашиду, осуждающе покачал головой, но промолчал.

Акари вздохнул и потянулся за чистой рубашкой.

 

  -Мда, - одевшись, Рашид скептически поднял брови, - в этой, да простят меня боги, рубашке, два меня уместится. И почему у меня такое паршивое ощущение, как будто бы влез в твою шкуру, а, Кофи? Рубашечку, поди, под себя брал?

 

 -Это и есть моя рубашка, - насупился Чуимбо, - где я тебе ночью найду магазин одежды?

-Ммм… ну… тогда спасибо.

-Пожалуйста!

 

***

 Рассказав Кофи о вчерашнем вечере, Рашид порылся в кармане и извлек оттуда слегка помятый лист бумаги, оказавшийся посланием от Акари-старшего. Ничего особенного письмо собой не представляло, но, по крайней мере, указывало на Германа, как на инициатора их незаконного проекта.

 

 -Слушай, Кофи, - непривычно тихо сказал Рашид, - я тут подумал и решил отозвать свой иск на Арни. Как думаешь, мне позволят это сделать?

 

 -Теоретически да, - ответил Чуимбо, - помешать тебе никто не сможет, хоть сегодня приходи в управление и забирай, но, надеюсь, ты понимаешь, какие последствия будут у такого решения?

 

 -Как человек я тебя прекрасно понимаю… Но ты же все свою линию защиты посылаешь к чертям! Мало того, если обвинения ему будут выдвинуты от государства, ты попадешь под статью о лжесвидетельстве и сокрытии информации.

-А они будут выдвинуты? – Спросил Рашид.

-Это не мне решать.

 

 -Лжесвидетельство не обязательно, - задумчиво протянул Акари, - ведь я мог просто ошибаться, не так ли?

 

 -А вот это нужно будет доказать. Ты рискуешь заработать обвинение, Акари.

-Одним больше, одним меньше, - отмахнулся Рашид, - может, я вообще до суда не доживу, так чего заботиться? Мактуб, Кофи. В управление, говоришь? Я зайду. Только вот загляну в гостиницу, переоденусь, - он криво улыбнулся, - без обид, ага?

Кофи усмехнулся в ответ, - ну как знаешь…

 

 ***

Дисабилити, оставленная на произвол судьбы, между тем сноровито шуровала по разбросанным  по кухне кастрюлям и сковородкам.

«Прежде гостиницы нужно заглянуть на рынок, - подумал Рашид, - а еще купить сигарет. И газету. И вызвать сюда целую бригаду уборщиков».

 Кофи между тем засобирался, и Акари отправился провожать его до двери. Расстались мужчины вполне мирно. Впервые за все это время.

 

  *** 

* Disability (англ.- бессилие; беспомощность, неплатежеспособность, инвалидность). Как «истинный хашорец», житель самопровозглашенной республики, восемнадцатилетний Рашид особой любви к Сомали, естественно не испытывал. Впрочем, повзрослев и поездив по миру, он стал придерживаться более либеральных взглядов, хорошо описываемых идиомой «хрен редьки не слаще».

**декапон- растение из семейства цитрусовых.


 Большое спасибо Ermilena. За кошаков!


 Музыкальный фрагмент: О. Арефьева и «Ковчег», «Флейта». 

 
 

Комментарии:

unreand (09-04-2022 03:05)

https://bestadalafil.com/ - buy cialis generic online He claimed that vital atoms harbored the quality of life permeated the natural world and animated their surroundings to create life. Viagra Frau Vergleich href="https://bestadalafil.com/">Cialis High On Amoxicillin https://bestadalafil.com/ - Cialis

Страницы: 1 






Введите этот защитный код