Методы убеждения.Ч1
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

r

На выходе из Зала Суда на Рашида набросились репортеры. 

-Господин Акари! Как вы оцениваете свою роль в усилении просомалийских течений в правительстве?

-Правда ли, что вы находитесь на содержании у правительства Сомалиленда?

-Господин Акари, что вы чувствуете в связи с тем, что способствовали аресту Кайла Олдербарда?

-Планируете ли вы выступать по делу Олдербарда?

-Являетесь ли вы сотрудником госбезопасности?

-Разойдитесь! Подсудимый не даст вам комментариев! – из Зала Суда уже несся Баака Иму, судебный пристав, - без комментариев! Кто вам позволил пройти сюда?  Сейчас же уберите камеру – у вас должен быть допуск!

Он решительно загородил Рашида от представителей «четвертой власти» и кивнул охранникам, понукая их поскорее вывести подсудимого из здания.

Пресс-конференция не состоялась.

*** 

Трое сопровождающих, и ни один из них не был ему знаком. Рашида это насторожило.

-А где Сейфул?

-Заболел.

Весь путь до камеры им вторил грохот от подкованных ботинок. Видимо, охранники специально носили их, чтобы заключенные чувствовали свое место, свою никчемность  и сомкнувшуюся у горла руку государства. И чтобы сподручнее было стирать с губ наглые улыбки.

У двери в камеру шедший впереди затормозил и завозился с ключами. Все было как обычно.

Акари протянул ему руки, но вместо того, чтобы снять наручники, охранник резко толкнул его в камеру. Справа и слева тут же метнулись двое, прижимая его к стене.   А первый цербер зашел за ними следом и аккуратно прикрыл дверь, отсекая все, что должно было случиться дальше от внешнего мира.

 Рашид испугался не на шутку, Рашид решил, что за ним пришли люди Кайла. Заключенный резко дернулся, намереваясь вырваться, в ответ все трое предупреждающе заорали и сильнее впечатали его в стенку – в тесной камере это не составило большого труда.

-Ну что, Акари, - ухмыльнулся старший в группе, - теперь ты точно в руках правосудия. Мы тебя поправим, мы тебя и осудим. Хочешь что-нибудь сказать, напоследок? Нет?

 -Да пошел ты!

-Молодое поколение такое грубое, - покачал головой верзила.

-Хватить трепаться, наподдай ему!- выкрикнул один из тех, что прижимали Рашида к стенке. Пока стоящий в стороне «охранник» разглагольствовал, все еще не угомонившемуся пленнику  удалось дважды лягнуть его ногой.

Старший кивнул и принялся методично, расчетливо и профессионально обрабатывать Акари кулаками. Когда он дошел до старых ран, Рашиду привиделось, будто бы он падает в глубокий и темный колодец.

Кто-то настойчиво хлопал его по щекам, заставляя вынырнуть. Кто-то тащил его наверх из-под укрывающей, такой надежной и уютной глубины. Акари специально раскрыл глаза, чтобы посмотреть на этого «кого-то» и высказать все, что он о нем думает прямо в лицо. Человек, склонившийся над ним, оказался все там же «охранником».

-Что, Акари, хорошо тебе? Мы сейчас уйдем, но ты не скучай. Скоро, очень скоро мы тебя заполучим. И вот тогда ты действительно пожалеешь, что родился. Только отзвучит приговор, чертов акабарец, я тебе кишки вокруг шеи намотаю, - последнюю угрозу он произнес в само ухо своему пленнику, - во время акабского восстания моего сына избили ваши люди, до сих пор в реанимации. Дубинкой вышибли глаз. Пожалуй, я тебе тоже один выковыряю. Расскажешь об ощущениях.

-Я не акабарец,- выдохнул Рашид.

-Ты такой же, как они, - мужчина резко встал и напоследок ткнул своего подопечного сапогом. Один из его товарищей задержался, чтобы снять с подсудимого наручники. Через минуту с другой стороны двери заскрежетал замок. 

***

Рашид сидел тихо, будто бы от того, насколько хорошо он схоронился зависело, найдут ли его снова неприятели.  Впервые за долгое время он оказался совершенно беспомощным. 

Предвзятость и показательность процесса над ним была более чем очевидна. Доверие полиции обернулось его главной ошибкой. Акари не был дураком, ему с легкостью удалось увязать в один узел разрозненный клубок фактов: визит прокурора,   произвол охраны, «очная ставка».

***

Не более трех дней назад вместо очередного слушания его отвезли в тюремный блок – «на основе поступивших сведений»... 

Очная ставка с каким-то давним кайловым сподвижником. Колючая проволока, узкий коридор, угрюмые охранники.  Человек, которого завели в комнату для свиданий, безразличным взглядом скользнул по Акари. Грязный, худой, настороженный, с россыпью расчесанных  болячек по оголенным рукам, с затравленным взглядом - он являл собой вполне узнаваемый образ хашорского заключенного.

-Это он?- строго спросил дознатчик, указывая на Рашида.

Старик, которому едва ли миновало тридцать, отрицательно покачал головой.

-Ты уверен?

Еще один кивок.

-Уведите…

Также безразлично заключенный повернулся и позволил вернуть себя в пространство, которое отныне составляло весь  его мир. Когда он чуть замешкался у входа, с  его одежды на пол упала какая-то букашка. И дознатчики, и подследственный с гадливостью уставились на насекомое. Расправив крылья, оно прыгнуло в сторону Акари, неожиданно далеко для такой крохи. Рашид вместе со стулом инстинктивно подался назад. Охранники засмеялись. Это показалось им смешным.

***

Итак, все карты лежали на столе. Его вели к вполне определенному решению. Потерпев неудачу с предложенным пряником, не задумываясь, взялись за плеть. Дух противоречия, возмущенный этим подлым подходом, требовал с негодованием отвергнуть все их предложения, но проснувшийся внутри рационалист качал головой  и задумчиво морщил лоб. В конце концов, предпринимая еще одну попытку сотрудничества с власть имущими он не терял ничего, кроме гордости. Ситуация итак была тупиковой – как услужливо указал сегодня старший из пришедших проучить его громил, в тюрьме его ждали с распростертыми объятиями.

***

Через час после ухода "охранников" Акари яростно заколотил в дверь камеры. Он требовал прокурора и врача. 

***  

Музыкальный фрагмент: Khvandvat Tuner и  Dzhivan Gasparyan: «7-th Desember 1988»  

 
 





Введите этот защитный код