Методы убеждения.Ч3
Кукольный блог Профили Фотоистории Некукольное 
 
 

 Натан придержал дверь, пропуская в ресторан Ивет. Для центральной улицы Хашора маленькое кафе выглядело неожиданно уютным и чистеньким, даже в чём-то по-европейски элегантным. И, судя по лицам многочисленных посетителей, пользовалось популярностью как раз у европейцев.

 

Мужчина дождался пока Ивет займёт стул и присел рядом. За время поездки в такси он немного расслабился и усталость снова взяла своё. Натан почувствовал, как в глубине души поднимается новая волна раздражения. Во-первых, Шишайова категорически не реагировала на всего его попытки сесть поближе и взять её за руку. Более того - она зачем-то завела разговор о процессе и втянула Натана в долгий и нудный спор об их шансах выиграть дело.

Сейчас, оглядывая довольно таки уютный ресторан, Натан больше раздумывал, получится ли затащить Ивет в постель и исправить впечатление от командировки, чем выбирал себе еду.

 

- И все-таки я считаю, что нам стоит готовиться к апелляции, судя по всему, Каруш будет вертеть дело как ему угодно, а у нас, хочешь - не хочешь, ответственность перед клиентами, - между тем произнесла обвинитель из Ступицы, возвращаясь к незаконченному разговору, - да, определенно стоит.

 

Натан закрыл глаза и мысленно сосчитал до семи. «Надо сменить тактику! Может хоть тогда она отреагирует как следует!» - подумал он. Лицо его приняло измученное выражение, когда он поднял глаза на женщину...

 

- Боже мой, Ивет, вы не представляете себе, как я устал от всего этого… Какая гнусная страна, какие тут гнусные порядки, в какой отвратительный фарс нас втянули! Единственное, что меня бесконечно радует - это ваше присутствие здесь! Если бы не вы, я не знаю, как бы я дотянул до конца… Мне было бы совсем одиноко…

Он с удовольствием заметил, как смягчилось миленькое личико Ивет, принимая долгожданное выражение сострадания. «Вот так, детка, уже лучше!»

 

- Да-да, вы правы, - охотно закивала она, - честно говоря, я поражена вашим подходом, Натан. Вы так настойчиво добиваетесь правды... Без вас и я бы чувствовала себя здесь странной чужачкой... 

Спеша закрепить успех, Гуггенхайм негромко сказал:

- Я восхищён вашей смелостью, дорогая Ивет! Молодая европейская женщина, приехавшая в Хашор очень рискует, а такая красавица как вы, рискует вдвойне!

 

Ивет улыбнулась. Ее откровенно позабавила фраза о молодости. В свои тридцать восемь она привыкла считать себя зрелой женщиной. С другой стороны, Натан, мужчина в возрасте, и вполне очевидно, что она кажется ему совсем молоденькой. Но так или иначе, комплимент пришелся ей по душе.

 

Над Гуггенхаймом выжидающе навис официант и вежливо поинтересовался, чего желают господа. Натан чертыхнулся: разумеется, этот милейший человек говорил на арабском!

Спустя несколько минут, мешая французские слова с английскими и с фразами из арабского разговорника Ивет, он сумел сделать заказ, очень надеясь, что болван ничего не перепутает.

 

- Ну, почему, почему, если даже меню написано по-английски, официант говорит только по-арабски?! - он в сердцах стукнул кулаками по столу, так что звякнули приборы.

 

- Не стоит так волноваться, - проворковала Ивет, - этот милый молодой человек так старался угодить нам!

Натан ответил ей улыбкой бесконечно усталого человека, покорно принимающего все удары судьбы.

 

Официант, появился с напитками буквально через три минуты. Ловко расставив стаканы, он послал Ивет лучезарную улыбку. Женщина благодарна кивнула в ответ.

 

Натан молча дождался, когда официант отойдёт от стола, не удостоив его даже взглядом.

Затем поднял стакан и внимательно осмотрел его на свет, осторожно понюхал содержимое и сделал маленький глоток.

- Ну… Виски вполне приличный, - буркнул он.

 

Вслед за ним Ивет сделала такой же осторожный глоток, пряча в стакане улыбку. Яростное неприятия Натаном Хашора забавляло ее.

- А знаете, Натан, все же не так уж здесь и плохо. Я в первый раз в такой стране, самобытной, молодой. Даже не знаю... Наверное американские поселенцы чем-то походили на этих хашорцев, мне так кажется. Тут какое-то ... ммм... бунтарство что ли. А вместе с тем, сразу понимаешь- другие. Не такие как мы. Здесь всюду опасностью веет. Этот Шанкар, например. Иногда мне даже жалко Акари, до чего грозен бывает коротышка.

 

Натан, только набравший в грудь воздуха, чтобы напомнить Ивет о брудершафте, чуть было не треснул стаканом по столу - наглая рожа Каруша встала перед глазами как живая.

- Да… Прокурор не внушает доверия и мне, - наконец выдавил он, - в его руках сосредоточена огромная власть, как я теперь понимаю. А вот чего я не понимаю, так это зачем они столько времени водили нас за нос, если с самого начала знали, как поступят. Видимо, изначально они ставили задачу сломать Акари, что-то им нужно от него, и совершенно ясно, что меньше всего их заботим мы. Да что тут говорить… Судили бы его в Кот-ля-Вилле - уже через неделю процесс был бы завершён! С таким количеством доказательств, что вы и я накопали…

- Признаться, я надеялся совсем на другое, когда летел сюда. Но Хашор - это те же самые арабы, белому человеку не понять, - Натан хмыкнул. - Вечно всё делают по-своему.

 

- Тут вы правы, конечно, ваши доказательства более чем убедительны, да и мои выставляют господина Акари не в лучшем свете, даже если предположить, что к убийству он отношения не имеет. С другой же стороны, мы изначально допустили ошибку, отдав дело на откуп хашорцам. Тут уж не попишешь - в каждой стране свои порядки...

- И самый восхитительный из них - отсутствие защитников у подсудимых! - в тон Ивет сказал Натан, - и это вы называете порядком?!

 

- Да, странно. Конечно, во многих странах были периоды отмены адвокатской системы, но все-таки везде этот пережиток прошлого исчерпал себя. А тут нет… 

«Вот и всё тут у них через одно место!» - резюмировал Натан про себя и вздохнул. - И тем не менее, надо подавать апелляцию! И я подготовлюсь на славу, уж будьте уверены! Они надолго запомнят этот процесс!

 

 -Натан, - Ивет мягко коснулась его руки, - а вы не боитесь? Не поймите меня превратно, но... Мне кажется, вы правы, и здесь свои порядки. Хашорцы... кажутся мне опасными, - она благоразумно умолчала об истинном предмете своего беспокойства. Покуда предстоящее противостояние касалась лишь рабочий моментов, Шишайова и не думала пасовать, но сейчас в одержимости швейцарца этим делом ей явственно увиделось личное желание поквитаться с прокурором. А не зная законов, нет, не тех, которые были прописаны в толстых государственных книгах, а законов, по которым в Хашоре мерили честь, вину и совесть, он мог вляпаться в крупные неприятности, и, похоже совершенно не отдавал себе в этом отчета. Здесь, на чужбине, Гуггенхайм был практически ее соотечественником, а, следовательно, предостеречь его, да так, чтобы не задеть мужское самолюбие этого человека, несомненно, востребованного специалиста, болезненно реагирующего на столь непривычный проигрыш, было ее прямой обязанностью, -к тому же, у вас, как и у меня иск на группу, и кто знает, может быть Айтшер скоро объявится в Европе, и тогда уж мы докажем это обвинение в полной мере.

 

Натан с лёгким разочарованием взглянул на Ивет.

- Вы и правда верите, что Айтшер в ближайшее время где-то засветится? - спросил он, не скрывая насмешки в голосе. - Не верю в это ни секунды. На его месте и с его деньгами я сейчас уже загорал бы где-нибудь на атоллах в обществе юных смуглых туземок...

 

Фраза про юных  туземок неприятно царапнула Ивет, и она лишь сдержанно улыбнулась в ответ.

Тем временем вновь появился их официант, сноровито расставил заказанные блюда и жизнерадостно пожелал Натану  катиться ко всем чертям. Пожелал на суахили. Старший официант неоднократно требовал от  него прекратить подобные шутки с клиентами, резонно опасаясь, что когда-нибудь парень нарвется на знатока языка. Однако молодость старости не внемлет. Мальчишка кивал, обещал, но делал по-своему. Ну как тут можно было устоять? Напыщенный белый абубей, в голосе - презрение, глаза прищурены, все ему не так и не этак. Нет-нет, эта маленькая шутка была крайне уместна. И пусть скажет спасибо, что он еще воздержался от прочих забав, так милых сердцу всех официантов и поваров.

 

Пожелав своей спутнице приятного аппетита, Натан принялся хищно терзать кусок мяса на своей тарелке. С наслаждением жуя отлично наперченный и прожаренный по его вкусу стейк, он предвкушал предстоящую ночь с Ивет.

"Очень удачно, что наши номера по соседству..." - подумал он, рассеянно скользнув взглядом по тарелке женщины. Ему показалось, что она ест без особого удовольствия.

Натан махнул официанту, жестами велев тому повторить виски.

 

«Сейчас он напьется, и наверняка захочет, чтобы я ехала с ним в одном такси, - Ивет слегка поморщилась, - да эти намеки, и вечное брюзжание…Интересно, сколько все-таки лет Гуггенхайму?  И жует он как-то жадно, что ли… А еще уши так смешно дергаются при этом, прямо как у кролика. Неужели у меня и правда могла промелькнуть мысль… Да чтобы я и он? Ивет-Ивет… Стыдно, пани Шишайова». 

Натан же тем временем с удовольствием расправлялся со вторым бокалом «огненной воды» не ведая, что его романтические планы уже осознанны, обдуманны и категорически отвергнуты коллегой по цеху.

 

***

 «Мало что ли мне хашорских неприятностей, - подумала Ивет, пытаясь совершить невозможное - быстро найти в дамской сумке потребный предмет, - теперь еще этот пьянчуга», - ключи наконец-то скользнули ей в ладонь. Но долго радоваться ей не пришлось. Ивет услышала торопливые шаги: «Черт, он меня догнал». Увы, не удался ловкий план пани Шишайовой скрыться в номере пока Гуггенхайм расплачивался за такси.

 

Нетвёрдыми, но быстрыми шагами, Натан поднялся по лестнице отеля. Местный виски на поверку оказался очень коварным: волна опьянения накрыла его уже в такси. Обычно после пяти стаканчиков Гуггенхайм становился благодушным, красноречивым и милым, и мог без труда соблазнить понравившуюся ему девицу. В этот раз всё его благодушие испарилось в один миг, как только он увидел, что у ресторана Ивет садится в такси рядом с водителем. Всю дорогу он пытался завести с ней разговор, бултыхаясь на заднем сиденье, но она отвечала односложно, почти не поворачивая к нему головы. Пока Натан расплачивался с таксистом, пытаясь разобраться в куче разноцветных бумажек, принимаемых в Хашоре за деньги, женщина скрылась за дверями гостиницы. 

Тяжело сопя, он исподлобья взглянул на Ивет, и привалился плечом к косяку, таким образом преграждая ей путь в спасительный номер.

 

Всё ещё не понимая, что у него уже нет ни одного шанса, Натан пьяно покачнулся и с хищной улыбкой произнёс:

- Ты такая шустрая, киска, мне это нравится… 

Он попытался было обнять Ивет, но та быстро сделала шаг назад и Натану пришлось схватиться за дверь, чтобы не упасть. 

- Натан, я собираюсь лечь спать. Держите себя в руках!

«Вот я вляпалась сегодня! Правильно, если хочешь избавиться от одной проблемы, найди другую.»

-Я бы предпочёл оказаться в твоих руках, дорогуша! - он хихикнул.

-Натан, идите к себе в номер, я сейчас собираюсь спать и не более.

- Ты хочешь ко мне? - до Натана всё ещё не доходило.

- Нет, господин Гуггенхайм, я сейчас хочу лечь спать, и если вы не отойдете от моей двери, я буду повторять это всю ночь.

 

- Я не понял, - протянул Натан, - ты что, меня прогоняешь что ли? Да ты же сама меня пригласила! Ты сама мне предложила… - оскорблённый в лучших чувствах, он не замечал, что его язык всё больше заплетается, а на лице Ивет проступает отвращение.

- Натан, поговорим с вами завтра, когда вы проспитесь. 

Конечно, Ивет надеялась, что завтра разговора тоже не состоится, у неё не было никакого желания общаться с Гуггенхеймом. Она совсем не ожидала, что такой разумный на вид мужчина может довести себя до подобного состояния.

- Нет, Ивет, погоди… Давай поговорим сейчас… - Натан шагнул к девушке, но тут его повело в сторону и он невольно засеменил ногами, пытаясь удержать равновесие.

Она тут же воспользовалась шансом и немедленно скрылась в номере, опасаясь, как бы швейцарец не успел к ней завалиться.

 

Растерявшийся Натан услышал резкий щелчок ключа: Ивет заперла замок. 

Он поднял было кулак, чтобы стукнуть по двери, но передумал и снова сложил руки на груди. Покачиваясь, Гуггенхайм стоял в пустом коридоре гостиницы, окружённый запертыми дверьми, мысленно награждая Ивет всеми грязными эпитетами, на какие только был способен.

 

Злой как чёрт, пьяный как никогда, он внезапно осознал всю комичность своего положения. Девка просто обвела его вокруг пальца, как школьника! Эта мысль показалась Натану такой смешной, что он расхохотался во весь голос. Качая головой и всхлипывая от смеха, Натан пошёл по коридору в сторону лифта.

«Прекрасный момент, чтобы напиться окончательно», - подумал он. Только для этого надо подняться в ресторан на самый верхний этаж. В этот момент он представил, как Ивет роется в своём минибаре в поисках напитков крепче тоника, он буквально хрюкнул от смеха: по какой-то иронии судьбы, все спиртные напитки в гостинице продавались только в баре. 

«Все бабы- стервы», - резюмировал он, отсмеявшись, и поплелся на поиски спиртного. 

Ночной портье, единственный на весь Хашор представитель этой профессии, проводил его осуждающим взглядом.


 ***

Совместная рассказка с  Прекрасной Маргарет и Ferlen

Фото: Gilar

Тескт: Gilar,  Прекрасная Маргарет (Натан), Ferlen (Ивет). 

 

А еще отдельное спасибо Ане за ее чудесные диорамы к этой серии! 

 

 
 

Комментарии:

Emariamam (01-04-2022 10:16)

P wavesthere should be one P wave for each QRS complex in a normal sinus rhythm. Dwntsm https://oscialipop.com - best place to buy generic cialis online Aotucg Effetti Collaterali Propecia Propecia Dosage Hair Loss 1mg Pduyag href=https://oscialipop.com>cialis 5 mg best price usa Etbosy https://oscialipop.com - cialis without a doctor's prescription

Страницы: 1 






Введите этот защитный код